Питання щодо військовополоненних та цивільних заручників +38 097 327 69 56 (WhatsApp, Signal) +38 095 931 00 65 (WhatsApp, Signal)

Военные и наёмники РФ занимались преступной деятельностью в Крыму до официальной даты начала оккупации: отчёт прокуратуры МУС

13 / 12 / 2019

В тексте документа говорится о факте вторжения РФ в украинский Крым в ночь с 26 на 27 февраля 2014:

«…вооруженные люди, в основном, в униформе, которых Российская Федерация позже признала своими военнослужащими, вместе с отрядами, состоящими из местных жителей, постепенно взяли под свой контроль Крымский полуостров. 18 марта было официально объявлено о включении Крыма в состав Российской Федерации. Россия продолжает осуществлять эффективный контроль над его территорией с того времени», — сказано в документе.

Что касается области анализа предметной юрисдикции, в отчете утверждается, что «имеющаяся информация дает разумные основания полагать, что с 26 февраля 2014 года, в период, предшествующий оккупации и/или в процессе оккупации Крыма, были совершены следующие преступления:

умышленные убийства;

пытки;

ущемление личного достоинства;

незаконное заключение;

принуждение жителей оккупированной территории к службе в вооруженных силах вражеского государства;

умышленное лишение защищаемых лиц прав на справедливое судебное разбирательство;

перемещение части населения оккупированной территории за пределы этой территории (в контексте перемещения лиц, арестованных и осужденных по уголовным делам);

захват собственности, неоправданный военной необходимостью (в отношении частной и культурной собственности)».

«Офис прокурора рассмотрел информацию, имеющуюся в отношении предполагаемых преступлений в соответствии со статьей 7 Римского статута, и нашел разумное основание считать, что деяния, равносильные преступлениям, произошли в контексте периода, до и во время, (продолжающейся) оккупации Крыма:

убийства;

депортация или насильственное перемещение населения (в отношении перемещения задержанных в уголовном процессе и заключенных);

тюремное заключение или другое серьезное лишение физической свободы;

пытки;

преследование против любой идентифицируемой группы или коллектива по политическим мотивам;

насильственное исчезновение людей.

В течение отчетного периода Офис продолжал получать, собирать и проверять информацию из различных источников для создания предварительной «карты» различных следственных и прокурорских органов, проводящих расследования и разбирательства, имеющих отношение к потенциальным делам, которые, вероятно, будут предметом расследования.

В этой связи, Офис провел ряд встреч с заинтересованными сторонами, как в месте нахождения Суда, так и во время миссии в Украину в июне 2019 года, чтобы обсудить текущие уголовные производства и ряд других вопросов, важных в контексте предварительного исследования.

Во время июньской миссии в Украину, Офис ознакомил со своими предварительными выводами в отношении предполагаемых акторов (причастных — ред.) преступлений на востоке Украине и Крыму, представителей украинской власти и гражданского общества и обсудили с ними третий этап предварительного исследования — оценку приемлемости и дополнительную информацию, имеющую значение в этом контексте».

Выводы и следующие шаги

«В течение 2020 Офис сделает максимум от него зависящее, чтобы завершить оценку приемлемости потенциальных кейсов, которые, вероятно, будут в центре внимания любого расследования, как по Крыму, так и по восточной Украине, чтобы Прокурор мог прийти к решению в соответствии со статьей 15 (3) Статута.

В связи с этим, во взаимодействии с украинскими властями, гражданским обществом и другими соответствующими заинтересованными сторонами, Офис продолжает собирать дополнительную информацию о соответствующих национальных уголовных производствах.

Учитывая открытый характер принятия Украиной юрисдикции Международного Уголовного Суда, Офис также будет продолжать рассматривать заявления о новых преступлениях, совершенных в Украине», — сказано в отчёте.

Поділитись

Вибір редакції

Еще Статьи