Консультация по Skype только для тех, кто находится в Крыму.
Акаунт для заявлений: krymsos_legal

 

Консультация психолога:

+3 8 (050) 867-84-28

(Viber, Telegram, Whatsapp)

psiholog@krymsos.com

Ни вина, ни хлеба

15 / 04 / 2016

В Крыму традиционно начинается сезон полевых работ. Оккупационная власть полуострова озабочена тем, чтобы обеспечить успешный сбор урожая. Но гарантировать этого она не может. После аннексии в сельском хозяйстве Крыма возник ряд проблем. Если земледелие страдает из-за отсутствия полива, то у виноделов закрылись внешние рынки сбыта. QirimInfo разбиралось, с какими трудностями столкнулось сельское хозяйство в Крыму и возможно ли его развивать в условиях оккупации.

 

Как гибнет аграрный бизнес в Крыму

Еще в январе российский председатель «госкомитета» по водному хозяйству и мелиорации Крыма Игорь Вайль заявил, что на сегодняшний день на оккупированном полуострове из зарегистрированных 406 тыс га орошаемых земель, в 2015 смогли оросить только 10 тыс га. Таким образом, он признал, что Крым не может обойтись без воды из Днепра.

Однако правдивость некоторых заявлений крымских чиновников и аграриев вызывают сомнения. К примеру, в середине лета 2014 года ущерб АПК, в связи с ограничением Украиной подачи воды на полуостров, превысил 250 млн. руб. Несмотря на это в следующем году крымские аграрии похвастались рекордным за последние пять лет урожаем (более 1,4 млн тонн) ранних зерновых культур. Вызывает сомнение также заявление «министра сельского хозяйства» Крыма Андрея Григоренка о том, что на полуострове существуют все предпосылки для динамичного развития АПК.

Эксперты тоже не торопятся окрашивать радужными красками настоящее и будущее сельского хозяйства в Крыму.

Экономический эксперт «Майдана иностранных дел» Юрий Смелянский уверен: без полива аграрного бизнеса в Крыму нет.

— Северный Крым (а это Красноперекопский, Первомайский, Джанкойский, Советский, Ленинский, часть Сакского, Евпаторийский, Черноморский районы) — это все зона «рискованного земледелия». Там будет расти все, что угодно, но только поливать это надо. Земли же Бахчисарайского, Белогорского, Симферопольского районов более водообеспечены, эти районы более эффективны для ведения сельского хозяйства, но они не основополагающие с точки зрения аграрного бизнеса. Основополагающими все же являются земли северного Крыма, где находятся основные площади сельхозугодий. А без полива они не эффективны», — объясняет эксперт.

По сути, прекращение подачи Днепровской воды в Крым дало старт гибели аграрного бизнеса в Крыму, где на орошение использовалось 800-900 тыс.  кубометров воды, а орошаемых земель зарегистрировано 406 тыс га. Но особенно пострадали от перекрытия канала такие влаголюбивые культуры как рис и соя.

На данный момент 37 тыс. га рисовых полей из-за отсутствия воды почти уничтожены, а это миллиардные потери в денежном эквиваленте. Причем это не только потери от выручки урожая, но еще и необходимость затрат на восстановление уничтоженных чеков, где выращивался рис.

Под посевы сои отводилось почти 20 тыс га земли ежегодно. А сейчас она практически не выращивается в Крыму.

— В первый год орошаемые земли пострадали не так сильно, потому что еще оставалась влага в почве, кроме того, в прошлом году было много дождей и в результате Крым имел на редкость неплохую ситуацию в сфере земледелия, — рассказывает Александр Лиев, который в 2010 году возглавлял Рескомводхоз АРК.

По мнению Лиева, ситуация в Крыму может измениться, потому что год обещают засушливый. В условиях дефицита украинского воды земля Крыма будет возвращаться к своему естественному состоянию — полупустыни.

Существует и другая проблема: без орошения земли засаливаются.

— Когда они орошались, то и промывались. В данный момент этого не происходит, начинается процесс так называемой реставрации: вторичного засаливания земель, — рассказывает заведующий отдела водных ресурсов Института водных проблем и мелиорации НААН Анатолий Шевченко.

Помимо этого, пока Северо-Крымский канал не функционирует — он рушится. Уже сейчас возобновить его работу очень сложно, а через несколько лет простоя Крым его просто потеряет.

Использование же подземных вод для нужд полива — это миф. Такой воды достаточно только для использования с целью употребления и бытовых нужд, то есть в умеренных количествах.

— Есть прецедент негативного результата использования подземных вод с целью орошения: в 70-х годах активно добывали воду, в результате чего пошел процесс подтягивая соленой воды (как подземной, так и морской) в водоносные горизонты. В итоге вода на выходе — соленая, — добавляет Шевченко.

Кром того, даже те пресные водоемы, которые в Крыму были в основном искусственными, уже практически обезвожены, как например водоемы Белогорского района на севере Крыма.

 

Не хлебом единым: как обстоят дела у виноделов

Планы на развитие крымского виноделия у России были огромными: Крым планировали превратить в один из крупнейших в мире винодельческих кластеров.

Рабочая группа под руководством бизнес-омбудсмена Бориса Титова (создана при Госкомиссии по вопросам социально-экономического развития Крыма и Севастополя, возглавляемой вице-премьером Дмитрием Козаком) создала проект Концепции стратегии развития виноградарства и виноделия, которая предполагает, что к 2025 году площадь крымских виноградников вырастет почти в три раза, и отрасль будет формировать не меньше 15% валового продукта региона.

Виноделие в Крыму действительно можно развивать, только вот не в условия оккупации и введенных санкций, которые закрыли для виноделов зарубежный рынок. До 2014 года крымские виноделы экспортировали свою продукцию за рубеж, в том числе и в Россию. Но в этом случае, российский рынок считался зарубежным, поэтому расчеты производились валютой.

— Виноделие в Крыму зависит от валюты, потому что пробка закупается в Португалии и Испании, какая-то часть бутылок также закупалась за рубежом. Но для этого нужна валюта. В нынешней ситуации Россия перестала быть зарубежным рынком для Крыма, и поэтому закупает продукцию только в рублях. И к этому всему добавились санкции, которые закрыли рынок для винодельческой продукции, причем санкции были наложены на конкретные предприятия: «Массандра», «Новый свет», — описывает ситуацию Смелянский.

Еще одно недоразумение постигло винодельческий рынок в 2014 году. Когда Крым попал с точки зрения оккупантов в правовое поле России, там вводились российские стандарты. И вдруг выяснилось, что по российским стандартам крымское вино («Массандра») — это «винный напиток». А так Россия не заинтересована в присутствии на рынке «винных напитков», поэтому акцизный сбор на них выше, чем на вино.

Вся проблема в том, что «Массандра» крепила вино хлебным спиртом, а не винным. Мировые стандарты разрешают использовать технологию крепления хлебным спиртом, но вот под российские стандарты это не подходит.

Следует отметить: до аннексии к виноградникам в Крыму относились не должным образом. Они практически не возобновлялись и устарели (многим уже по 35-45 лет). Поэтому виноградники требовали замены, чем оккупационная власть и обещает заняться, ведь поставлять часть винного сырьевого продукта из южных областей Украины, как это делалось раньше, не предоставляется возможным.

— Виноделие в результате аннексии потеряло рынки сбыта — это самая большая потеря. Виноделие потребляло в том числе то виноматериал, который производился как в южной Украине, так и в Молдове и других регионах мира. Сейчас нет той коммуникации, тех экономических связей, — говорит Лиев.

Выбор редакции

Еще Статьи