Консультация по Skype только для тех, кто находится в Крыму.
Акаунт для заявлений: krymsos_legal

 

Консультация психолога:

+3 8 (050) 867-84-28

(Viber, Telegram, Whatsapp)

psiholog@krymsos.com

Крымская жажда. Помогут ли дожди?

17 / 06 / 2021

С 1971 года, когда Северо-Крымской канал дошел до м. Керчи, днепровская вода обеспечивала 85% водопотребления в Крыму, после чего была сформирована современная сеть водохранилищ (23 водохранилища общим объемом 399 400 000. куб. м.), которые в зависимости от источника наполнения делятся на водохранилища естественного стока — их на полуострове 15 — они заполняются во время осенне-зимнего периода и во время весенних паводков, иногда — летом во время ливней. Также существует 8 наливных водохранилищ, наполнялись из Северо-Крымского канала — их объем 146 350 000. куб. м.

Так выглядел Северо-Крымский канал в Армянске в апреле 2014 года

Так выглядел Северо-Крымский канал в Армянске в апреле 2014 года

 

После начала оккупации Крыма водоснабжение из главной водной артерии, которая соединяет материковую часть Украины и полуостров, Северо-Крымского канала было прекращено. Усугубило ситуацию с истощением водных ресурсов — незначительное количество осадков за последние годы. Эта ситуация стала наиболее критической за все время после сооружения Северо-Крымского канала, ведь хозяйственное освоение большей части Крымского полуострова преимущественно состоялось уже после того, как стало возможным орошения с привлечением канала (за счет своих водных ресурсов полуостров обеспечивался лишь на 13-15%, остальной объем шел с Днепра). После прекращения подачи днепровской воды в апреле-мае 2014, запасы воды в крымских водохранилищах в короткое время достигли критического минимума, что привело к кризисной ситуации в различных сферах жизнедеятельности региона. Этот кризис начался с весны 2015 и продолжается по сей день.

В начале 2021, состояние наполнения водохранилищ стало критическим. В курортных городах оккупированного полуострова местных жителей просят экономить воду для туристов. И это при том, что во многих населенных пунктах полуострова и так подают воду по графику. Следует ожидать продолжение масштабного пересыхания рек, ведь эти процессы начались еще в 2020 году. Тогда пересохли реки Альма, Черная, Танасу и Кача. Именно эти реки отличаются от других тем, что они были источником наполнения крымских водохранилищ. Кроме того, пересохли и горные озера (например, в Арпат (Зеленогорье) — озера Панагия).

озеро изумрудное, горное озеро в крыму, засуха в крыму

Фото: RoksolanaToday&КрымUA

За это время что только россияне и оккупационные власти не говорили и как только не пытались запугать Украину. Паника среди политических верхушек оккупационной власти по поводу дефицита пресной воды в Крыму достигла апогея 12 августа 2019 года. Постоянный представитель Крыма при президенте России Георгий Мурадов на заседании по улучшению инвестиционного климата полуострова заявил, что собирается обратиться к Кремлю с просьбой начать переговорный процесс с Украиной по снятии водной блокады и открытии шлюзов Северо-Крымского канала. При этом прозвучал новый аргумент: вода в Днепре — российская.
«Мы хотели бы просить помочь начать зондаж, может быть, переговорный процесс с украинской стороной о том, чтобы они нашу воду пропускали в Крым. Это не вода реки Днепр, которая принадлежит Украине, это наша вода, идущая с территории РФ», — заявил он.

Справедливости ради стоит сказать, что Днепр на самом деле берет свой исток на территории России, и протекает по землям Беларуси и Украины. По данным анализа Представительства ООН ГЭФ в Украине, более 57% бассейна Днепра, вместе со всеми притоками, находится на территории Украины. Более того, Украина — последняя страна, которая принимает сток Днепра после коммунального и промышленного использования соседними странами: Беларусью и Россией. Согласно данным украинского Госводагентства, Киев взял на себя самые затратные обязательства по очищению и подготовке водных ресурсов для потребностей населения, в том числе для крымчан.
Надо отметить, что Днепр не дает покоя Мурадову с октября 2018 года года. Тогда он внес предложение перекрыть Днепр на подходе к Украине и направить воду из притока Днепра-Десны в приток Волги — Оки. Мурадов считал возможным таким образом компенсировать дефицит пресной воды в Крыму. Правда как именно вода из Оки должна оказаться в Крыму — он не рассказал.
Сейчас же оккупанты собрались требовать от европейских судов признания действий Украины по перекрытию Северо-Крымского канала как геноцид граждан России.

Параллельно «светлые умы» оккупированного Крыма думают, где бы достать воду. Надо сказать что жизнеспособных практически нет.
Если раньше так называемый глава Крыма Сергей Аксенов планировал сгонять облака, то теперь решили их подогревать. Как пояснил доктор географических наук, действующий член Крымской академии наук профессор Александр Холопцев в пропагандистских СМИ: «раз воздух лишается водяного пара, потому что он поднимается и охлаждается, самый простой способ — немного его подогреть, — объяснил ученый. — Но если мы начнем подогревать воздух где попало, то мы получим термическую конвекцию: воздух, нагревшись, будет подниматься в более холодные слои атмосферы, где будут образовываться кучевые облака. А если мы будем подогревать сильнее, то это уже будут облака, которые ливневые осадки, а иногда и град». Нагревать думают тепловыми пушками, но пока это просто на уровне идеи.

Также думали добывать воду под Азовским морем, но она оказалась слишком минерализованная и требует серьезной очистки, а это дорого. Аксенов заявил что проще закрыть этот проект и поставить два опреснительных сооружения во Фрунзе и Ялте. Однако это не менее затратно и может привести к экологической катастрофе в Черном море. Если говорить о Ялте, то там опреснительную установку хотят соорудить на границах поселка южнобережного поселка Отрадное и Ялты, между пляжем «Донбасс» и ялтинскими очистными сооружениями. Общая площадь территории для размещения опреснителя составляет 12,9 га.

Как будет проходить опреснение. Вода будет забираться на расстоянии 200 метров от берега. Дальше воду будут продавливать через полупроницаемую мембрану, которая пропускает чистую воду и задерживает молекулы с примесями. Концентрат же, который останется после опреснения вместе с промывочной водой думают отправлять обратно в море. Это может привести к экологической катастрофе, да и не все участники стран Черноморского региона будут рады таким действиям. По подсчетам экспертов, строительство достаточного количества опреснительных установок будет стоить оккупантами примерно 25-30% военного бюджета России.
Не меньший ущерб экологии наносит и единственный на данный момент действенный способ добычи пресной воды — скважины. Их бурят в огромном количестве, что приводит потихоньку засолению почвы, она становится все более непригодная для сельского хозяйства. Только в этом году оккупанты планируют пробурить более 50 скважин.

Стоит отметить, что даже восстановление притока воды в канале уже не выглядит гарантией эффективного восстановления ирригации и рациональным шагом с точки зрения сохранения водных ресурсов как таковых. За последние 10 лет до оккупации почти половина воды из Северо-Крымского канала терялась во время транспортировки и распределения. Влага испарялась и уходила в землю. Хотя, назвать это потерями будет несправедливо — вода, попадала в почву, подпитывала подземные горизонты, а та, что испарялась, частично влияла на микроклимат. Кроме того, пока пресная вода поступала на поверхность полуострова (с Северо-Крымского канала) — она ​​проникала вглубь почвенных горизонтов и постоянно наполняла их. От этого соленая морская вода под давлением постоянного притока пресной выталкивалась с грунтовых горизонтов наружу за пределы суши. Поэтому чем больше «поливать» Крым, тем больше его грунтовые воды станут пресными. Если же не поливать, а выкачивать воду из почвенных горизонтов, вместо нее из окружающей морского пространства поступает соленая морская.

После исчезновения постоянного притока пресной воды, который длился более 50 лет, произошли изменения в гидрологических процессах, которые сейчас трудно оценить. Кроме того, в русле канала начала расти древесная растительность, которая разрушает корнями целостность его русла и в случае возобновления его работы — существенно увеличит потери при транспортировке воды.

Северо-Крымский канал на территории полуострова к лету 2019 года сильно зарос растительностью и деревьями

Питьевое водоснабжение
Крымчане постоянно жалуются на качество питьевой воды, которая с каждым годом становится все хуже и хуже. В некоторых случаях не справляются даже бытовые фильтры для воды. Все дело в нерациональном использовании грунтовых вод.
Для получения пресной воды, необходимой для водоснабжения, скважины нужно использовать в соответствии с объемами имеющимися в подземных источниках воды. Но это так по уму делается. В реальности же оккупанты делают так: разведывают, где потоков относительно много, начинают бешеными объемами выкачивать воду, и поэтому возникает засоление почвы везде, где есть добыча. Конечно, можно пробурить еще глубже, но со временем и там горизонт засолиться по мере исчерпания. Более того, пробурив глубокие скважины, те жители, которые имеют неглубокие скважины, скорее всего, потеряют воду.


Отдельно стоит сказать и о рациональности водопользования в связи с милитаризацией. В момент вторжения России в Крым, в 2014 году российских военных было 12500. В 2019 году эта цифра, по данным украинского МИД, составляла около 31,5 тысячи. Согласно нормам российского Минобороны, в зависимости от погоды, на такое количество ​​служащих необходимо около 2,6 миллиона кубометров воды в год. Кроме личного состава, надо учитывать членов семей военнослужащих и сотни единиц дополнительной техники. Для ее мытья или, например, подготовки системы охлаждения двигателей также используется пресная вода.
От таких практически вандальных действий оккупантов страдают сельское хозяйство и промышленность.

Сельское хозяйство

Критическая ситуация, сложившаяся в сельском хозяйстве Крыма (и особенно после засухи 2019-2020 годов) наиболее ударила по фермерству. Больше всего воды требовало выращивания риса на севере полуострова. К 2013 году рисовые поля занимали около 35 тыс. Гектаров на полуострове, на которых ежегодно собиралось до 100 тыс. т. Риса. Крым был крупнейшим производителем риса в Украине. Для сравнения, площадь рисовых заливных полей Херсонщины составляет лишь около 8 тыс. Гектаров.
Вторую позицию по потреблению воды занимало выращивание сои. Это также влаголюбивое растение. На третьем месте — производство зерна, эти поля поливали в засушливые сезоны. Обезвоживание также влияет на рост в Крыму кормовых растений, таких как люцерна. После перекрытия канала их площади уменьшились в разы, как следствие меньше скота, мяса и молока, сходит на нет переработка молокопродуктов из-за нехватки молочного сырья. Спрос на них растет, а качество ухудшилось, потому что логистически сложно и дорого завозить молочные продукты из России.
В степных районах Крыма орошение стало частью жизнедеятельности людей, а сельское хозяйство — основной работой. Аграрная сфера там быстро развилась именно после запуска Северо-Крымского канала. За 5 лет стоимость жилья в степных районах упала до 1,5-2 тыс. долларов за дом. В основном там остались женщины старше 70 лет.

Промышленность

Жажду испытывает и промышленность. Если до оккупации в Крыму наибольший объем воды получало сельское хозяйство, после захвата полуострова Кремлем его подвинула промышленность. В 2013 году, по данным Министерства окружающей среды Украины на нее выпадало всего 12% объема всей воды полуострова, то уже в 2015 году — 50%. И это не потому что возрасла потребность, просто промышленностью оккупанты не стали жертвовать. То есть, если сельское хозяйство лишили многолетней нормы, то промышленные компании получали ее в прежнем объеме.

В частности, два мощных предприятия, печально известный ЗАО «Крымский Титан» (г.. Армянск) и «Крымский содовый завод» (г.. Красноперекопск), технологический процесс которых зависит от поставок пресной воды Северо-Крымским каналом, находятся в постоянной угрозе прекращением своей работы. Вода, которую начали добывать из артезианской скважины, не подходит для технологического процесса по своим химическим составом. В 2015 году для снабжения предприятий были пробурены восемь скважин. «Крымский титан» получил разрешение на отбор в 48000 кубометров в сутки, «Крымсода» — до 9000 кубометров в сутки. Проверка качества воды показала рост ее минерализации.

Кстати сказать, усилия оккупантов не спасли «Крымский Титан» и местных жителей от катастрофы. На заводе по производству диоксида или двуокиси титана (TiO2) «Крымский Титан» произошел выброс ядовитых химикатов. Дело в том, что отходы производства после обработки ильменитового концентрата серной кислотой сбрасывались в специальный кислотонакопитель (42 квадратных километра), где их разбавляли большим объемом воды. Под воздействием солнца, вредоносные вещества практически незаметно испарились. До оккупации вода поступала в кислотонакопитель из Днепра через Северо-Крымский канал в необходимом объеме, однако, в 2014 году Украина прекратила поставки пресной воды, что со временем привело к пересыханию отстойника и выделению в воздух сернистого ангидрида (SO2) с превышением допустимой нормы в 5 раз. 

24 августа 2018 жители Армянска почувствовали резкое ухудшение самочувствия и запах серы. Все металлические предметы покрылись ржавчиной и липкой коричневой слизью. 9 сентября де-факто власти заявили о временной остановке работы завода до выяснения обстоятельств и ликвидации последствий. Из Армянска эвакуировали свыше 5000 человек, половина из которых дети. Кроме того, от выбросов химических веществ пострадала также прилегающая Херсонская область. 37 пограничников ГПСУ, служивших на КПВВ «Каланчак», отравились ядовитыми парами. Позже из опасного региона эвакуировали детей школьного и дошкольного возраста.
По мнению экспертов Министерства окружающей среды Украины, в случае сохранение текущей тенденции потребления воды из подземных водоемов Крыма, полное истощения запасов питьевой воды может наступить в часов промежуток от 5 до 15 лет (в зависимости от конкретного района АР Крым).

В общем прогнозы далеко не утешительные и, как мы писали ранее, даже новый запуск Северо-Крымского канала после деоккупации Крыма, в полной мере не сможет оперативно и в полной мере решить тот объем последствий, которые наворотили кремлевские агрессоры.

Кстати, в этой статье есть информация из 2-й части нашего исследования «Окружающая среда Крыма:изменения и потери за время оккупации», которая посвящена как раз загрязнению окружающей среды и природным ресурсам. Там еще много чего интересного. Так что не пропустите презентацию, которая состоится 19 июля в 11:00. Совсем скоро на наших страничах в соцсетях будет еще больше информации.

Поділитись

Выбор редакции

Еще Статьи