Питання щодо військовополоненних та цивільних заручників +38 097 327 69 56 (WhatsApp, Signal) +38 095 931 00 65 (WhatsApp, Signal)

«Женева +»: уравнение со многими неизвестными

24 / 03 / 2016

Ко второй годовщине аннексии Крыма украинские дипломаты с новой силой заговорили о возвращении полуострова, а Президент Украины Петр Порошенко еще в начале года анонсировал подготовку нового формата «Женева плюс». Этот формат предполагает участие партнеров из ЕС, США и, возможно, стран-подписантов Будапештского меморандума. Европейский парламент принял одобряющую резолюцию о создании такого формата, призвав Россию сесть за стол переговоров. Что касается других стран в участии анонсированных переговоров, то пока о таковых неизвестно – все на стадии обсуждения.

В переговорную группу может войти Турция, что будет только на руку Украине – российско-турецкие отношения обострены, и сильный союзник нам не помешает. Однако ожидать участия в ней России было бы наивно: Кремль не будет говорить о деоккупации, поскольку не считает полуостров оккупированным.

QirimInfo обсудил возможности и недостатки формата «Женева плюс» с экс-министром иностранных дел Украины Владимиром Огрызко и доктором политических наук Института международных отношений Варшавского университета (Польша) Анджеем Шептицьким (Andrzej Szeptycki). 

 

Турция – новый хороший друг Украины?

После сбитого Турцией российского бомбардировщика «Су-24», дипломатические отношения между Турцией и Россией резко обострились. Как результат, Украина получила возможного хорошего союзника и потенциального участника «Женевы плюс». В первой половине марта Президент Украины решил посетить Турцию с двухдневным визитом, чтобы обсудить с Анкарой — как два соседних государства будут дружить дальше.

Сразу по итогам встречи с президентом Турции на общей пресс-конференции глав двух государств Порошенко заявил, что Турция и Украина будут совместно работать над возращением полуострова в состав Украины, а также поспешил «вписать» Турцию в формат «Женевы плюс». «Мы с господином президентом (Турции) высказались за совместные шаги, направленные на деоккупацию Крыма. Для этого планируем объединить усилия в рамках международных организаций на основе новых международных форматов, включая формат «Женева плюс» с участием гарантов Будапештского меморандума, Турции и Украины», — сказал Порошенко.

 Экс-министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко считает, что говорить о составе «Женевы плюс» еще рано, но присутствие Турции во время переговоров отыграет важную роль в процессе возвращения Крыма.

— Как черноморская страна, как наш сосед, как государство, которое имеет непосредственную заинтересованность в том, чтобы черноморский регион был зоной мира, а не переделанным на вражеский авианосец, напичканный оружием, возможно и ядерным, Турция не заинтересована иметь такую угрозу у себя под боком, — уверен Огрызко.

Другого мнения о важности присутствия Турции на переговорах придерживается доцент Варшавского института международных отношений Анджей Шептицкий (Andrzej Szeptycki). По его мнению, привлекать Анкару в переговоры не имеет смысла.

— Украина и Турция могут говорить о крымскотатарской народности, обсуждать вопросы связанные с Россией, о вопросах эмиграционного кризиса (хоть Украина и не стала жертвой такой проблемы, но вполне возможно, что эмигранты попробуют через Украину ехать в Европейский Союз), или же обсуждать вопросы черноморского сотрудничества. В целом сотрудничество стран очень важно, но не в формате «Женева плюс», — считает Шептицкий.

 

Россия «минус»

Шансы усадить Россию за стол переговоров по возращению полуострова невелики. Едва Порошенко поделился своими идеями о «Женеве плюс», как тут же получил ответ Кремля. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков фактически подтвердил неучастие Москвы в еще не созданных переговорах. «Вопроса Крыма как такового не существует, соответственно, невозможно обсуждать вопрос Крыма как такового», — сказал Песков.

Ему вторит глава комитета Госдумы РФ по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая, которая считает, что обсуждать тут уже нечего – все было сказано на «референдуме». «Это по сути заявление о новых провокациях и неправомерных действиях в отношении граждан суверенной юрисдикции, установленной высшей формой цивилизованной демократии международного права — всенародным референдумом жителей Крыма и Севастополя» — заявила она.

Анджей Шептицкий считает, что последовавшие заявления россиян логичны и удивляться тут нечему. Когда вопрос станет ребром «принимать участие или не принимать», президент России займет очевидную позицию.

— Тяжело себе такое даже представить (участие России в переговорах — ред). Путин очевидно скажет, что никаких переговоров им не нужно, а «присоединение» Крыма к России было демократическим решением жителей полуострова и все было сделано в соответствии с международными законами. Все — точка. С Путиным есть смысл говорить о Донбассе, но не о Крыме, — говорит Шептицкий.

В то же время Владимир Огрызко считает, что отказ России от участия в «Женеве плюс» только на руку Украине.

— Мне кажется, что ее отказ на самом деле облегчает ситуацию. Россия неоднократно «пыталась» разрешить конфликты, созданные ею же: Приднестровье, Нагорный Карабах, Абхазия, Южная Осетия и сейчас, если брать Украину, то это так называемые ЛНР и ДНР. Проходят десятилетия — Россия принимает в этом участие, но никакого решения на самом деле нет. Поэтому ее участие не помощь процессу, а препятствие, — делает вывод Огрызко.

 

Поможет ли «Женева плюс»

Эксперты не уверены в позитивном результате переговоров над возвращением Крыма в формате «Женеве плюс». Шептиций называет такую идею позитивной, но предполагает, что результатов она не даст.

— Общая идея, чтобы вернутся к женевскому формату, очевидно хорошая. Во-первых, США и ЕС (если они согласятся) — это большие государства, которые могут помочь разрешить этот вопрос. Во-вторых, такой формат, более сбалансированный нежели минский и тут украинский интерес будет более защищенный. Но все же мне кажется, что чего-то конкретного из «Женевы плюс» не получится, она выглядит нереально. России больше подходит минский формат нежели женевский. Совсем другая ситуация для Украины может образоваться после выборов в США: если Порошенко надеется на Женеву, а получит Дональда Трампа (кандидат в президенты США от Республиканской партии – ред.) в рамках такого формата, то мне не очень верится, что из этого, что-то получится.

По словам Огрызко, итоги «Женевы плюс» будут зависеть от того, кто сядет за стол переговоров. А состав участников вряд ли определится в ближайшее время.

— Ждать сразу каких-то результатов не стоит. Организация такого нового формата требует подготовки, и подготовки серьезной. Надо понять, кто может стать участником такого формата. Обсудить концепцию с каждым потенциальным участником, а затем со всеми вместе. Ключевой вопрос будет ли Россия участвовать в этом формате. Если она присутствует — это один вариант, если нет — другой. Только после этого можно будет говорить о потенциальном успехе или не успехе «Женевы плюс». Россия понимает только язык силы, язык санкций, язык принуждения. Если такому формату удастся быть болезненным для агрессора – тогда ситуация и сдвинется с места.

Поділитись

Вибір редакції

Еще Статьи