Консультация по Skype только для тех, кто находится в Крыму.
Акаунт для заявлений: krymsos_legal

 

Консультация психолога:

+3 8 (050) 867-84-28

(Viber, Telegram, Whatsapp)

psiholog@krymsos.com

Преследование крымских татар в Крыму оккупационными властями

27 / 09 / 2016

26 февраля 2014 в Симферополе прошел многотысячный митинг сторонников территориальной целостности Украины, организованный Меджлисом крымскотатарского народа, крымскими татарами, и проукраинскими активистами. Этот митинг четко показал антироссийскую позицию крымских татар, их сплоченность и высокую способность мобилизации.

В тот день никто не представлял, что на следующий день начнется военная оккупация, а крымские татары станут основным врагом оккупационной власти и объектами системных преследований.

После установления контроля над полуостровом Россия стала создавать условия для уничтожения крымскотатарской идентичности и культуры и вытеснения крымских татар из Крыма. Сегодня крымские татары в Крыму становятся жертвами системной политики преследований со стороны России: насильственных исчезновений, сфабрикованных судебных дел, массовых обысков, арестов и задержаний.

3 марта Решат Аметов, который вышел на одиночный протест перед зданием правительства Крыма, был похищен и позже найден зверски убитым.

Ровно два года назад 27 сентября 2014-го в Белогорске были похищены 19-летний Ислям Джеппаров, сын активиста крымскотатарского национального движения Абдурешита Джеппарова, и его двоюродный брат 23-летний Джевдет Ислямов.

Последний пропавший без вести — Эрвин Ибрагимов — был похищен 24 мая 2016-го в Бахчисарае. Эрвин – член Исполнительного комитета Всемирного конгресса крымских татар, член регионального меджлиса Бахчисарая, экс-депутат Бахчисарайского городского совета. Так на данный момент из 15 насильственных исчезновений 11 исчезнувших — крымские татары. Девять крымчан найдены убитыми. Ни один случай насильственных похищений или убийств не был эффективно расследован властями в Крыму. Создается впечатление, что насильственные исчезновения служат для запугивания и подавления несогласных с оккупационной властью.

Вместе с этим путем политических судебных дел оккупационные власти активно пытаются выставлять крымских татар и мусульман террористами.

Первым таковым делом является «дело 26 февраля», в рамках которого проходят замглавы Меджлиса Ахтем Чийгоз,  Али Асанов, Мустафа Дегерменджи, Эскендер Кантемиров, Эскендер Эмирвалиев и Арсен Юнусов. Также по ст. 280.1 УК РФ «экстремизм» возбуждено уголовное дело в отношении заместителя председателя Меджлиса Ильми Умерова.

В 2015 было возбуждено уголовное дело в отношении предполагаемых членов мусульманской организации Хизб-ут Тахрир, чья деятельность не ограничена украинским законодательством, но запрещена в РФ. Сейчас 14 человек обвиняются в принадлежности к ней и совершении преступления по ст. 205.5 УК РФ («организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации»).

7 сентября были вынесены приговоры четверым обвиняемым о лишении свободы сроком от 5 до 7 лет. Следует отметить, что отсутствуют малейшие доказательства насильственной или незаконной деятельности Хизб-ут Тахрир в Крыму, задержанные и осужденные отрицают свою причастность к ней.

Российская Федерация стала уничтожать систему самоуправления крымских татар. В апреле 2016-го Меджлис крымскотатарского народа был признан экстремисткой организацией. В результате чего практически в отношении любого крымского татарина стало возможным возбудить уголовное дело.  29 сентября состоится апелляция по делу запрета Меджлиса в Москве, однако все заведомо понимают, что официальный Кремль не изменит своего решения.

Лидерам крымскотатарского народа Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову запрещен въезд на территорию Крыма, в отношении двух заместителей главы Меджлиса – Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова, которые находятся в Крыму, возбуждены уголовные дела.

Оккупационные власти создали параллельную структуру для замещения Меджлиса – «Къырым», активно создают так называемые территориальные органы самоуправления, пытаясь вытеснить систему самоуправления, функционирующую десятилетия. Также с начала оккупации создавались параллельные религиозные структуры, а позднее Духовное управление Крыма стало полностью контролироваться оккупационными властями.

К примеру, тут, на конференции присутствует и выступает заместитель Муфтия Крыма Айдер Исмаилов, рассказывающий о чудесной жизни в оккупированном Крыму, однако не говорящий о массовых арестах крымских татар, мусульман, обысках в мечетях и домах, массовых задержаниях при выходе из мечети на пятничную молитву и принудительную дактилоскопию при этом. Также Муфтият молчит о всех людях, которые за все это время пропали и были убиты.

Кроме этого, системными являются массовые обыски (в т.ч. в мечетях (май 2016 — 100 чел), медресе (женских), культурных центрах), задержания и допросы. Происходит ограничение религиозных и культурных практик, конфискация религиозной и культурной литературы, конфискация религиозных и культурных зданий.

Обучение и популяризация крымскотатарского языка и культуры фактически находится под запретом.

Кроме того, за два года не было разрешено ни одно общественное крымскотатарское мероприятие, включая траурные мероприятия 18 мая.

Крымскотатарские медиа, включая АТР и детский телеканал Ляле были закрыты, а перерегистрацию прошло только несколько изданий.

Политика России направлена на замещение населения Крыма, и на вытеснение крымских татар. Так из Крыма за время оккупации по официальным данным выехало более 25 тысяч внутренне перемещенных лиц, более половины являются крымскими татарами. По неофициальным данным, число переселенцев из Крыма превышает  50 тыс. человек. Под риском вынужденного перемещения из-за постоянных репрессий, угрозы жизни и свободе, фактически находится целый народ. Вследствие перемещения крымские татары, живущие на материковой части Украины, находятся под угрозой  ассимиляции, утраты своего языка, культуры.

Перемещенные лица на материке живут дисперсно, поэтому украинское государство не в полной мере может обеспечить возможность для развития этих людей.

Кроме этого, вынуждены так или иначе перенести свою деятельность на материк – Меджлис, крымскотатарские медиа, ряд общественных крымскотатарских организаций, деятелей искусства и науки.

Без возможности проживания в Крыму остались еще ряд общественных деятелей, против которых заведены уголовные дела, такие как Абмесджит Сулейманов, Эскендер Бариев, а Синавер Кадыров был депортирован из Крыма.

Другие представители, такие как Исмет и Гаяна Юксель не могут попасть в Крым. Также ограничен въезд для крымских татар, активно занимающихся общественной и политической деятельностью, крымскотатарским журналистам, публично высказывающимся против оккупации Крыма.

В условиях репрессий и тотального страха сохранять и развивать крымскотатарскую идентичность и культуру не представляется возможным. Все это создает условия для уничтожения народа как физического, так и духовного.

Крымские татары пережили за свою историю как минимум две депортации, организованные российскими властями, в результате которых сотни тысяч крымских татар погибли. 25 лет назад мы смогли вернуться на свою историческую землю и начать восстанавливать свой народ. Сегодня, мы вновь переживаем уже третью депортацию, организованную Россией. Эта депортация внешне не похожа на 1944 – нас не садят в грузовые вагоны, – но по целям и уровню террора – это то же самое – нас вынуждают покинуть нашу землю. Сейчас, в эти дни, в центре Европы происходит уничтожение крымскотатарского народа, и оно организовано Россией.

Поділитись

Выбор редакции

Еще Статьи