Консультация по Skype только для тех, кто находится в Крыму.
Акаунт для заявлений: krymsos_legal

 

Консультация психолога:

+3 8 (050) 867-84-28

(Viber, Telegram, Whatsapp)

psiholog@krymsos.com

Не привился — террорист? Ковидные реалии оккупированного Крыма

19 / 11 / 2021

В оккупированном Крыму обостряется ситуация с коронавирусной инфекцией. Ежедневно подконтрольный России Минздрав фиксирует новые рекорды. Например, 17 ноября количество инфицированных составило 867 человек, несмотря на то, что вакцинация, по заверению так называемого главы Крыма Сергея Аксенова, идет ударными темпами. 

«На данный момент план вакцинации в Крыму выполнен на 63%, в то время как среднероссийский уровень составляет 62%”, — пишет он в своем Telegram. При этом не исключает, что ковидные ограничения могут быть ужесточены, вплоть до запрета выхода из дома невакцинированным. 

С 25 октября на полуострове были введены дополнительные меры по борьбе с COVID-19. В частности, крымчанам старше 65 лет было запрещено покидать свои дома. Кроме того, посетители общепита, увеселительных заведений, салонов красоты, фитнес-клубов и учреждений предоставляющих государственные услуги должны предоставлять QR-коды. Такой код можно получить при наличии полного курса вакцинации или антител. 

Сами же крымчане считают такие меры нелогичными, а зачастую абсурдными. 

“Сегодня утром меня не пустили без QR-кода в Феодосийский РЭС для сдачи отчёта…Днём не пустили в МФЦ—забрать важные документы…За-то все аптеки, магазины,рынки—работают без кодов…Автобусы ездят.Банки работают…Так где логика?, — жалуется крымчанин Борис Яремко, — В МФЦ встретил парня, которого не пустили без QR-кода получить паспорт. Ему исполнилось 45, и паспорт стал недействительным! А он без паспорта не может привиться и получить пресловутый код”. 

При том, чтоб получить тот самый “заветный” код, необходимо пройти полный курс вакцинации российскими препаратами. К слову, ни одна российская вакцина до сих пор не одобрена Всемирной организацией охраны здоровья. У многих крымчан это вызывает вполне обоснованное недоверие. 

Но необходимость QR-кодов для организации повседневной жизни стало стимулом, в том числе, и для многих сомневающихся. На практике сделать прививку не так-то и просто. Многим приходится ради этого стоять в очередях.

 Пользователи соцсетей шутят, что “Следующая волна ковида в Крыму будет посвящена такой вакцинации”.

 
 

Всего на территории оккупированного полуострова, по данным местных властей, действуют 127 стационарных и более 60 мобильных пунктов вакцинации. Несмотря на обилие таких пунктов, многие не могут получить прививку не только из-за очередей, но из-за недостатка вакцин. Например, по ситуации на начало ноября, в Евпатории записаться на вакцинацию можно было только на декабрь, пишет крымчанка Лариса Марахонько. Аргументируют отсутствием вакцин. Однако дефицит медикаментов оккупационные власти отрицают.

Но далеко не все крымчане готовы к вакцинации ради QR-кода. Кого-то пугает отсутствие права выбора производителя, кто-то просто не верит в качество российской вакцины, кто-то и вовсе против любого подобного вторжения в свою иммунную систему. Так или иначе, во всем мире таких людей называют антивакцинаторами. 

В РФ и оккупированном Крыму — это достаточно большой пласт населения, и российские власти собираются бороться с такими людьми на законодательном уровне. За распространение заведомо ложной информации о вреде российской вакцины против коронавируса планируют привлекать к ответственности. Выявлять таких граждан поручено отделениям Росздравнадзора, далее информация будет передаваться в прокуратуру. Привлекать к ответственности антипрививочников планируют по двум статьям УК РФ: 207.1 (публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан) и 207.2 (общественное распространение заведомо ложной общественно значимой информации, что привело к тяжелым последствиям). Эти статьи предусматривают крупный штраф, исправительные работы либо лишение свободы от года до трех лет.

Корреспондент РАН, заведующий лабораторией в Институте молекулярной биологии им. Энгельгардта Пётр Чумаков и вовсе, предложил приравнять нежелающих вакцинироваться к террористам. 

«Это очень непопулярно, что я скажу, но я считаю, что должна быть принудительная вакцинация. Могут меня распять просто, но это во имя людей, которые сейчас сопротивляются. Они потом будут благодарить, если их заставят это сделать. Чушь антиваксеров настолько абсурдна, что уже юмора никакого не хватает. Эта чушь поддерживается неграмотными или полуграмотными людьми, и ещё хуже, когда это поддерживается врачами и какими-то профессорами. Просто лишать надо их дипломов… Давайте их [антипрививочников] запишем в террористы, и пускай они попробуют дёргаться. Потому что, ну хватит уже говорить такую чушь, которую они говорят», – заявил Петр Чумаков.

Преследование лиц, которые критикуют вакцинацию, несомненно поднимает деликатный вопрос: является ли это нарушением права на свободу выражения мнения, предусмотренного ст. 10 Европейской конвенции по правам человека?

“Второй пункт этой статьи предусматривает, что ограничение права на свободу выражения мнения может быть ограничено «лишь в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия, — считает аналитик КрымSOS Евгений Ярошенко, — Таким образом, охрана общестенного здоровья в некоторых случаях может быть основанием для ограничения свободы выражения мнения. В этой связи следует обратиться к практике Европейского суда по правам человека. Есть как минимум три знаковых дела (Лингенс против Австрии, Фельдек против Словакии, «Новая газета» и Бородянский против России), где ЕСПЧ указал, что необходимо различать между понятиями «факт» и «оценочное суждение». По мнению ЕСПЧ, реальность «факта» можно доказать, а «оценочное суждение» не подлежит доказыванию. Из этого можно сделать вывод, что ограничение свободы мнения антивакцинаторов будет незаконным в том случае, если они смогут доказать факт вредности российских вакцин с медицинской и научной точки зрения. Тот факт, что ВООЗ не сертифицирует российские вакцины, усилит аргументы в пользу тезиса об ущемлении свободы выражения мнения таких антивакцинаторов”. 

Тем временем пока “чиновники” рапортуют об ударных темпах вакцинации и разрабатывают систему наказаний, в больницах оккупированного Крыма заканчиваются койки под ковидных пациентов. Оккупационные власти конечно расширяют коечный фонд, но тут встает остро другая проблема. Ограничиваются места для людей с другими болезнями, которые зачастую, и вовсе становятся не приоритетными.  

Кроме того, крымчане жалуются на малую оперативность “скорой помощи”, которая просто не справляется с таким количеством вызовов. Ожидание медицинской помощи может составлять до 10 часов. 

Полуостров также столкнулся с проблемой нехватки квалифицированных медицинских кадров. Врачей в экстренном порядке перепрофилируют для работы в ковидных отделениях.  Например, в Севастополе обязанности врачей-педиатров вынуждены выполнять акушеры. Надо понимать, что акушеры вполне могут работать с грудничками, но давать рекомендации, например, 13-летнему ребенку, не входит в их компетенции.   

По данным оккупационных властей, за все время пандемии, в Крыму более 110 тысяч человек инфицированы COVID-19, более 3 тысяч человек умерли. Однако эти цифры не подтверждены международными организациями и независимыми источниками, соответственно они могут быть существенно занижены в угоду туристическим сезонам.

Поділитись

Выбор редакции

Еще Статьи