Консультация по Skype только для тех, кто находится в Крыму.
Акаунт для заявлений: krymsos_legal

 

Консультация психолога:

+3 8 (050) 867-84-28

(Viber, Telegram, Whatsapp)

psiholog@krymsos.com

ATR. Возвращение

11 / 08 / 2015

Небольшое малоинтересное здание, не в центре города, но и не на самой окраине. Никаких опознавательных знаков — ни табличек, ни национального флага. У дверей переводишь дух — пришлось идти в гору. Внутри — несколько тесных комнат и маленькая студия. В таких условиях девять лет назад в Симферополе появился АТR.  

Киев. Небольшое малоинтересное здание на горе. Не в центре города, но и не на окраине. На здании ни таблички, ни национального флага, ни изображения феникса. Несколько тесных комнат и маленькая студия. В таких условиях после говорящего трехмесячного молчания команда ATR стартовала с выпуском новостей «Zaman». 

За несколько дней до этого старта QirimInfo отправился в новую студию АТR, чтобы услышать ответы на те вопросы, которые вы хотели бы задать, но не знали кому. 

В этом здании разместился ATR
В этом здании разместился ATR

 

Тесная компания 

Здесь восемь прижатых друг к другу столов, восемь компьютеров и одиннадцать человек. Арифметика стартапа. Кажется, в этой комнате действует правило — если успел занять стул, это и есть твое рабочее место. В редакции «Zaman» работа еще не кипит, но понемногу закипает.  

— Мы встретились возле входной двери. Он спросил: «Ты переходишь?» Было молчание, обмен взглядами. «Ну говори», — поторопил он. «Перехожу», — ответила я. 

После этого диалога с владельцем ATR Ленуром Ислямовым журналистка «Подробностей» Эльвина Сеитбуллаева перешла с Интера на ATR. Вернулась на родной канал, если быть точным и сентиментальным. Родителям стало спокойнее — делая репортажи для Интера, Сеитбуллаева словно выехала из Симферополя не в Киев, а напрямую в зону АТО. 

Вместе с ней в борьбу за свободный стул в этой комнате включилась старая гвардия «Zaman» в лице Османа Пашаева, Шевкета Наматуллаева, Эльдара Куртсеитова и Сафие Абляевой. 

Сеитбуллаева проводит скорую экскурсию в новую студию ATR: три камеры и небольшая площадка для съемок. И это оказывается последним кусочком мозаики. Примерно с таким техническим багажом и входил в жизнь ATR в далеком 2006-ом. Только обстоятельства были другими. 

Эльвина Сеитбуллаева: «Я вернулась на свой канал. На канал, на котором я выросла»
Эльвина Сеитбуллаева: «Я вернулась на свой канал. На канал, на котором я выросла»

 С расчетом на смелых людей 

— Пока есть две комнатки, общей площадью 20-30 квадратных метров и арендованная студия. Практически ни на что большее, чем ежедневные новости, данные мощности не рассчитаны. Ты смотри, что я говорю, правильно я говорю или нет? — заместитель гендиректора АТR Айдер Муждабаев обращается к уткнувшемуся в телефон Осману Пашаеву, главному редактору информвещания АТR. 

Пашаев делает знак продолжать, не консультируясь с ним. 

Речь идет действительно о комнатках, а не просторных комнатах. Потому мы общаемся с Муждабаевым на заднем дворе. Здесь несколько пластиковых стульев, стол для настольного тенниса, пустая торговая палатка и фруктовые деревья. Только сотрудники АТR кажутся в этой обстановке чужими. 

Месяц назад Айдер Муждабаев ушел из «Московского комсомольца», с которым были связаны двадцать лет его жизни. Ушел, еще не зная, что переедет в Киев возрождать «первый крымскотатарский». Теперь его день начинается с прочтения заголовков российских новостей — они смешнее. Но дальше заголовка Муждабаев не продвигается — ему и так всё понятно. 

— У нас минимально необходимый коллектив, — говорит он. 

— Меньше минимального, — не отрываясь от телефона корректирует Пашаев. 

— Меньше минимально необходимого. Единственное, что нас радует, что у нас есть такие телезвезды, как Осман Пашаев… — продолжает Муждабаев. 

— Пафосно, — вставляет Пашаев. 

— Не учи меня, — ставит точку Муждабаев. И я понимаю, что еще не вышел первый сюжет, а они с Пашаевым уже успели сработаться. 

Айдер Муждабаев: «АТR никогда не станет пропагандистским каналом»
Айдер Муждабаев: «АТR никогда не станет пропагандистским каналом»

 Айдер Муждабаев. Прямая речь

  • Когда беженец перемещается через границу, что у него есть с собой? И у нас здесь фактически всё начинается с нуля.

  • Все у нас будет: и новые программы, и новые люди, и, я надеюсь, приедут звезды АТR из Крыма. Но трудно предположить, что случится завтра и что вообще произойдет с АТR в Крыму.

  • Мы хотим стать большим телеканалом, в котором на первом плане будут представлены интересы крымских татар, но который будет включать всё, что является атрибутом любого украинского телеканала.

  • В Крыму нашими зрителями будут все те, кому надоело вранье. Потому что живут крымчане одной жизнью, а по «ящику» им показывают другую.

  • На полуострове мы будем рассчитывать на сотрудничество со смелыми людьми. Мы надеемся на народную журналистику.

  • Я абсолютно уверен, что цензура в Крыму будет усиливаться. Критика не будет подниматься выше главы поселкового совета, да и то неизвестно. Я видел несколько сюжетов по крымскому телевидению — там показывают какой–то бардак, а виноватых в нем нет.

 

Учитель, верящий в самообучение 

 Если бы Осман Пашаев оказался бизнесменом получше, новости на АТR могли бы выглядеть иначе. Пару лет назад Пашаев реализовал мечту многих журналистов: бросил дело своей жизни и открыл в Стамбуле маленькое кафе. Теперь он понимает, что манты и кофе по–крымскотатарски были не бизнесом, а приятным времяпрепровождением. 

Когда Пашаев пришел в «Zaman» четыре года назад, в его распоряжении были лишь два опытных журналиста. Остальных пришлось обучать. Теперь Пашаеву придется вновь вспомнить свои учительские навыки: треть его подопечных — новички в журналистике. 

— Я бы осторожно относился к слову обучение. Можно чем-то поделиться, но все остальное… Я не верю в обучение, я верю только в самообучение, — говорит он. 

За прошедшие годы его борода стала пышнее, а сам он спокойнее. Сейчас перед Османом Пашаевым стоит непростая задача: заинтересовать крымскую аудиторию, для которой происходящее на материковой части Украины могло отойти на второй план. Хотя Пашаев надеется, что не отошло. Российские СМИ уделяют огромное внимание Украине, а турецкие, например, всегда интересуются, что важного происходит в недружелюбной Греции. 

А вот от русского языка «Zaman» пока отказался: один новостной выпуск в день будет выходить на крымскотатарском, два — на украинском.

 — Çoq sa? ol, — благодарю я Пашаева на крымскотатарском в завершение беседы. 

— Çoq a? olsun, — отвечает он. На крымскотатарском это нечто среднее между пожеланиями «Приятного аппетита» и «На здоровье». 

Видимо, владение кафе все же накладывает свой отпечаток. 

Осман Пашаев: «Сейчас я стал спокойнее. Полный дзэн-буддизм»
Осман Пашаев: «Сейчас я стал спокойнее. Полный дзэн-буддизм»

 Осман Пашаев. Прямая речь.

  • Где брать крымскую картинку для новостей? С YouTube брать. А вот как она туда попадет — это уже надо правильно организовать.

  • В новостях мы не выпадаем из общеукраинского контекста, мы хотим просто актуализировать Крым. Например, сегодня представление конституционных изменений. Все могут писать о статусе Луганской и Донецкой областей, но мало кто пишет о Крыме. Такое ощущение, что раздел Конституции о статусе Крыма интересует только крымских татар.

  • Как я буду называть в новостях, например, Сергея Аксенова? Главой российской администрации Крыма. Виктора Агеева? Мэром Симферополя российской администрации Крыма.

 

Молчание как вызов 

Когда после упорной борьбы 1 апреля ATR не получил лицензию и замолчал, казалось, что российская власть одержала в этой партии победу. Собственник телеканала Ленур Ислямов прождал три месяца и продолжил игру рокировкой — перенес вещание в Киев. Он называет это шагом отчаяния: канал окружили минными полями, не оставив коридора для выхода. 

— Я не собирался уезжать из Крыма, пока не понял, что даже если мы молчим, все равно подвергаемся давлению. Я понимаю почему. Потому что наше молчание — тоже наша позиция, — объясняет Ислямов. 

Теперь он посвящает телеканалу львиную долю своего времени и, очевидно, усилий. У Ислямова еще нет отдельного рабочего кабинета. Кажется, он так же, как и его сотрудники, просто вошел утром в комнату, выбрал свободный стол и превратил его на несколько часов в свое рабочее место. 

Переезд в Киев — это реинкарнация не только телеканала, но и самого Ленура Ислямова. Он планирует строить в Украине свой бизнес. Не переносить российский или крымский, который сегодня, по его словам, находится под серьезным давлением, а делать что-то новое. Но, конечно, все это лишь после того, как ATR заработает в надлежащем формате. 

Ленур Ислямов: «Я фактически все бросил и занимаюсь здесь только ATR. Если бы я этого не сделал, я бы сам себя перестал уважать»
Ленур Ислямов: «Я фактически все бросил и занимаюсь здесь только ATR. Если бы я этого не сделал, я бы сам себя перестал уважать»

 Ленур Ислямов. Прямая речь

  • Я не мог взять на себя ответственность за то, чтобы лишить свой народ крымскотатарского телевидения.

  • Почему нас пытаются загнать в стойло, в котором мы должны блеять с властью в унисон? Народ никогда этого делать не будет. И тем более не будет этого делать через меня.

  • Маразм и «аксеновщина», которые наблюдаются в Крыму, это даже не 90-ые годы, и это не Россия. Это настоящая махновщина.

  • Планы на среднесрочную перспективу — поднять студию для своего ток-шоу. Мы хотим заставить украинских чиновников говорить на нашей площадке в том числе о том, что Украина делает для Крыма. Где стратегия по Крыму? Кто-нибудь из нас с ней знаком? Мы хотим спросить на ток-шоу у господ чиновников: «Ребята, а что вы вообще делаете? Что делать крымским татарам?» Может, вы тогда им скажете: «Забудьте про нас, живите своей жизнью». Это тоже будет честный ответ.

  • Я не вижу, чтобы украинская власть развернулась [лицом] к крымским татарам. Да, нас жалеют. Но мы не главная проблема, и даже не вторая, и не третья.

  • ATR — самый крупный телеканал Украины в плане покрытия. Звучит вроде фантастически! Но нет ни одного другого телеканала, который вещал бы на всей территории страны, включая Крым.

  • Сейчас ATR в тренде. Мы есть в базовом пакете всех кабельных сетей. В базовом! Нас не пролистнешь. Для рекламодателей поддержать нас не только экономически выгодно, но и патриотично — значит, вы считаете, что Крим – це Україна.

Поділитись

Выбор редакции

Еще Статьи