Консультация по Skype только для тех, кто находится в Крыму.
Акаунт для заявлений: krymsos_legal

Консультация психолога:

+3 8(050) 867-84-28

(Viber, Telegram, Whatsapp)

Украина против России: Международный суд ООН

19 / 02 / 2018

Международная система значительно отличается от привычной государственной: здесь нет единого парламента, единого правительства, единого суда, и, тем более, единой армии и полиции. Международная система является горизонтальной, без единого центра принятия решений и механизмов контроля, так как все государства признаны равными вне зависимости от размера территории и населения. Поэтому, все международные суды не являются судами в классическом понимании. Но представляют из себя квази-судебные учреждения для разрешения споров с участием государств. Каждое такое учреждение создано государствами на основании международного договора и имеет четко определенный мандат.

«Все международные суды не являются судами в классическом понимании»

 

При рассмотрении спора в любом международном суде существует две стадии: разрешение вопросов юрисдикции и рассмотрение спора по существу. Из-за узко определенных мандатов вопрос юрисдикции имеет существенно значение. Каждый суд скрупулезно изучает входит ли в его компетенцию рассмотрение поданного заявления и выполнены ли все формальные требования. Так, Европейский суд по правам человека признает около 90% всех поданных заявлений неприемлемыми. После того как суд принимает положительное решение по юрисдикции, спор рассматривается по существу. Поскольку международные суды не хотят становиться инструментами в политической борьбе государств, при рассмотрении дела они склонны концентрироваться только на юридических вопросах, поднятых в иске. Именно поэтому, позиция государств и аргументы, представленные в суде, имеют большее значение, чем реально сложившаяся ситуация. Так, в 2008-2010 гг. Международный суд ООН рассматривал вопрос о независимости Косово. Точнее вопрос к Суду был сформулирован так: соответствует ли международному праву односторонняя декларация Косово о независимости. Суд ответил на поставленный вопрос буквально — принятие декларации о независимости не нарушает международное право, потому что международное право не содержит запрета на провозглашение деклараций независимости. Очевидно, что вопрос, который волновал всех – правомерно ли отделение Косово и создание независимого государства, но эти вопросы не были сформулированы в обращении, и Суд не стал их рассматривать.

В отношении государственных интересов Украина подала иски против России в Международный суд ООН и Международный арбитраж по морскому праву, в рамках защиты интересов частных лиц – поданы иски в международный коммерческий арбитраж и Европейский суд по правам человека (частично иск в Международный суд ООН также затрагивает частные интересы пострадавших), в рамках международных преступлений подано заявление в Международный уголовный суд.

Иск Украины в Международный суд ООН

Международный суд ООН (МС ООН) — один из шести главных органов ООН, состоит из 15 судей, которых избираются Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности на девять лет. МС ООН является главным судом для решения споров между государствами, находится в Гааге. Самые распространенные иски касаются территориальных споров, делимитации границ, нарушения международных договоров. Решения Международного суда ООН являются обязательными для сторон спора, и не подлежат обжалованию. В случае неисполнения решения МС ООН одна из сторон имеет право обратиться в Совет Безопасности ООН для принятия мер в отношении страны, которая не исполняет решение. За некоторыми исключениями, стороны спора обычно исполняют решения Международного суда ООН.

«МС ООН является главным судом для решения споров между государствами»

 

Украина подала иск 16 января 2017 с претензиями к России о нарушении двух международных конвенций — о борьбе с финансированием терроризма и ликвидации всех форм расовой дискриминации. Такой ракурс был выбран как самый доступный способ обратиться в МС ООН.

Дело в том, что Суд может рассматривать спор если только: 1) государство заранее согласилось на юрисдикцию суда по любым спорам, 2) стороны подписали специальное соглашение о передаче спора в Суд; 3) обе стороны подписали международный договор, который отсылает к МС ООН в случае возникновения спора. Ни первая, ни вторая опция неприменима к отношениям между Украиной и РФ. Ни одна страна не признала обязательной юрисдикции МС ООН. Для заключения специального соглашения страны должны прийти к согласию касательно фактов и по взаимному согласию передать спор в МС ООН. Поэтому единственной возможностью подачи претензий к РФ в МС ООН стало использование международного договора. Такой договор должен быть ратифицирован обеими государствами на момент возникновения спора и иметь прямую отсылку к МС ООН. В нашем случае такими договорами стали Конвенция о борьбе с финансированием терроризма и Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Обе конвенции содержат положение о том, что споры, возникшие в связи с исполнением конвенции, следует передавать на рассмотрение в МС ООН. И Украина, и Россия подписали и ратифицировали обе конвенции без оговорок.

Претензии Украины заключаются в следующем: Украина заявляет, что на востоке Украины Россия финансирует террористические группы и в Крыму РФ проводит политику расовой дискриминации крымских татар и украинцев. Просит Суд признать нарушения, и вынести решение принуждающее Россию изменить подобное поведение и компенсировать ущерб пострадавшим.

«Украина заявляет, что на востоке Украины Россия финансирует террористические группы и в Крыму РФ проводит политику расовой дискриминации крымских татар и украинцев»

 

Рассмотрение дела Украина против России

19 апреля 2017 Суд принял решение о временных мерах — меры, направленные на то, чтобы не допустить ухудшения ситуации в споре — по ходатайству Украины. Украина просила Суд принять временные меры по 9 пунктам (4 — в отношении Конвенции о борьбе с финансированием терроризма, и 5 в отношении Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации). Суд, в результате, принял только два, и не в полном объёме. Оба пункта касаются только Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, просьба о мерах по Конвенции о борьбе с финансированием терроризма была отклонены Судом. Суд призвал РФ “воздержаться и перестать ограничивать возможность крымскотатарского сообщества сохранять свои представительные институты, включая Меджлис” и “обеспечить доступность образования на украинском языке.”

Следующим шагом станет рассмотрение вопросов юрисдикции, и только потом иск будет рассмотрен по существу. До 12 июня 2018 Суд ожидает подачи письменных материалов со стороны Украины, и до 12 июля 2019 — ответ со стороны России. После этого будут назначены устные прения в Суде, и после Суд вынесет окончательное решение. Решение МС ООН не подлежит обжалованию.

На данный момент сложно прогнозировать, насколько успешным для Украины станет рассмотрение дела. Однако, при рассмотрении ходатайства о временных мерах, и Украина и Россия озвучили ряд позиций и аргументов по существу дела, что обнажило сильные и слабые стороны обеих стран.

Вопросы юрисдикции

Обе конвенции предписывают, что до обращения в МС ООН государства должны исчерпать другие средства разрешения спора. Конвенция по борьбе с финансированием терроризма устанавливает процедуру решения спора через переговоры и арбитраж. Если в течение шести месяцев с запроса на арбитражное рассмотрение спора государства не могут договориться, то только тогда спор передается в МС ООН. Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации также предусматривает переговоры перед передачей спора в МС ООН. Государство, которое обращается в МС ООН, должно доказать, что такие переговоры имели место, иначе Суд откажет в рассмотрении дела. Так, в 2008 Грузия подала иск на РФ в МС ООН именно по нарушению Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации на территории Грузии. Суд признал, что Грузия не приняла достаточно мер, чтобы решить спор с Россией в досудебном порядке, и отказал в рассмотрении иска.

«Обе конвенции предписывают, что до обращения в МС ООН государства должны исчерпать другие средства разрешения спора»

 

Украина предприняла меры как для переговоров, так и для решения спора в арбитраже. В суде делегация Украины заявила, что переговоры результата не принесли, а процедура арбитраж так и не была согласована, и Украина была вынужден передать спор в МС ООН. Позиция Россия довольно любопытная. РФ не отрицает, что подобные переговоры имели место, но по утверждению российской делегации, действия Украины не были направлены на разрешение спора по существу, но носили формальный характер. По заявлению России, Украина предпринимала все эти меры только для того, чтобы выполнить формальные требования для подачи иска в МС ООН. По заявлению РФ, Украина не отвечала на встречные запросы, что говорит о «постоянном нежелании украинский властей вести диалог по существу», который «закончился тем, что Украина в одностороннем порядке закончила консультации». На момент рассмотрения вопроса о временных мерах, Суд не стал детально рассматривать этот вопрос. Однако, при рассмотрении вопросов юрисдикции, Суд будет рассматривать, являются принятые меры досудебного урегулирования спора эффективными и имеет ли значение намерение сторон. Несмотря на сложность этих вопросов, Суд скорее всего примет положительное решение по юрисдикции, и перейдет к рассмотрению дела по существу.

Конвенция о борьбе с финансированием терроризма

Конвенция о борьбе с финансированием терроризма впервые будет толковаться Судом. Учитывая актуальность борьбы с терроризмом для многих стран, Суд будет очень осторожен в толковании этой Конвенции. Рассмотрение ходатайства о временных мерах подтвердило это.

Украина заявляет, что Россия нарушила Конвенцию финансируя террористические группировки “ДНР”, “ЛНР”, “Харьковские Партизаны” и другие, которые действуют на территории Украины и отказываясь сотрудничать с Украиной для расследования преступлений и предотвращения терроризма. Украина утверждает, что по этой причине Россия виновна в катастрофе самолета Малазийских Авиалиний рейс MH17, в обстрелах мирного населения в Волновахе, Мариуполе и Краматорске в начале 2015 и в терактах в Харькове в начале 2015.

«Украина заявляет, что Россия нарушила Конвенцию финансируя террористические группировки “ДНР”, “ЛНР”, “Харьковские Партизаны” и другие»

 

 

Суд не поддержал ни одну просьбу о временных мерах по этой Конвенции. По мнению Суда, Украина не предоставила достаточно доказательств, что РФ намеренно финансирует упомянутые группы для совершения террористических актов.

Этот вопрос РФ ставила как один из основных в своей защите. Не считая аргумента о том, что вооруженные группировки нашли оружие в шахтах Донбасса, РФ не отказывалась от того, что финансирует, консультирует и другими способами поддерживает “ДНР” и “ЛНР”. Но делегация РФ заявила, что это не терроризм, а борьба “народа Восточной Украины против государственного переворота в 2014 года”, и что РФ предоставляет ресурсы для того, чтобы в рамках вооруженного конфликта уничтожали военные объекты. Так, касательно сбитого Боинга 777 Малазийских Авиалиний, РФ не отрицала, что ЗРК “БУК”, с помощью которой сбили самолет, мог быть доставлен с территории РФ. Но, по утверждению РФ, они думали, что “БУК” будут использовать для поражения военного самолета, а не гражданского. В конце концов делегация РФ объяснила, что подобные инциденты случаются в вооруженных конфликтах, и являются “сопутствующим ущербом.”

Насколько бы абсурдными ни казались аргументы РФ, в Суде они выглядят логично. Ранее я упоминала, что в международных судах главное не фактическая ситуация, а представленная позиция и аргументы. Суд опирается на представленные аргументы и доказательства, и самостоятельно не будет заниматься проверкой фактической ситуации. На данный момент позиция РФ в вопросе финансирования терроризма выглядит хорошо структурированной. Так, РФ утверждает, что на востоке Украины имеет место немеждународный вооруженный конфликт, применяется международное гуманитарное право, и Россия просто поддерживают одну сторону конфликта, ничего не зная о террористических актах.

При рассмотрении дела по существу, Суд может занять похожую позицию. Многие международные организации квалифицируют ситуацию на востоке Украины как вооруженный конфликт, и Украина этого добивалась – утверждая, что РФ – страна агрессор, и часть территории Украины оккупирована РФ. Если МС ООН также признает вооруженный конфликт, Суд будет рассматривать указанные события в Волновахе, Мариуполе, Краматорске и Харькове через призму международного гуманитарного права, в рамках которого “сопутствующий ущерб” не запрещен.

Более того, пока что в международном праве терроризм рассматривается как преступление, совершаемое физическими лицами или негосударственными организациями/группировками, но не государством. Российские адвокаты уже сейчас заявили, что Суд откроет “ящик Пандоры”, если признает существование такого явления как государственный терроризм. Суд вряд ли пойдет на широкое толкование Конвенции.

На данный момент, Украине следует дорабатывать позицию по данной конвенции, согласовать ее с национальным законодательством и позициями Украины в других судах и международных организациях.

Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации

Ситуация с претензиями Украины к России в связи с Конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации не такая сложная. Конвенция касается права прав человека, которое за последние десятилетия стало единогласно принято всеми государствами. Однако, и тут есть несколько проблемных моментов.

Украина заявляет о проводимой в Крыму РФ политике “культурного разрушения” и дискриминации этнических украинцев и крымских татар. По заявлению Украины в отношении крымских татар расовая дискриминация выражается в давлении на политические институты и лидеров, ограничении свободы собраний, похищениях и убийствах, незаконных задержаниях, ограничении свободы СМИ, ограничении образования на крымскотатарском языке. В отношении украинцев дискриминация выражается в ограничении образования на украинском языке, ограничении свободы собраний и свободы СМИ. В ответ делегация России заявила о том, что не проводит в Крыму системной политикой расовой дискриминации, наоборот поддерживает и помогает крымским татарам. Согласно позиции России, некоторые приведенные Украиной факты являются единичными случаями нарушений прав человека. Более того, Меджлис, по мнению России, вовлечен в незаконную деятельность, и поэтому был правомерно запрещен. Не забыла делегация РФ отметить и то, что Украина системно нарушала права крымских татар в Крыму до 2014 и продолжает до сих пор (например, через блокирование Северо-Крымского канала).

«Украина заявляет о проводимой в Крыму РФ политике “культурного разрушения” и дискриминации этнических украинцев и крымских татар»

Ключевым для Суда станет вопрос насколько системными являются нарушения прав человека и представляют ли они целенаправленную политику РФ, а также насколько дискриминация основана на принадлежности к этнической группе. В поданном иске и во время устных прений Украина не предоставила достаточно данных, чтобы подтвердить системность политики расовой дискриминации. В иске не приводятся статистические данные касательно задержаний, арестов, обысков, упущена информация о политически-мотивированном уголовном и административном преследовании, касательно похищений – отсутствуют статистические данные и информация, указывающая на вовлеченность РФ в эти похищения. Более того, в иске Украины указывается, что крымские татары и украинцы преследуются за несогласие с аннексией. Однако такая дискриминация является дискриминацией по политическим взглядам, а не по принадлежности к этнической группе. Вместе с тем, Россия не предоставила серьезных контраргументов как по Конвенции о борьбе с финансированием терроризма. Поэтому, если дополнить позицию Украины системными данными, можно добиться признания нарушений Конвенции Россией в Крыму. В 2017 Комитет ООН по расовой дискриминации сделал заключение о том, что Россия в Крыму нарушает права крымских татар и украинцев, и призвал РФ отменить любые меры целью или следствием которых является дискриминация в отношении той или иной этнической группы или коренных народов по признакам, запрещенным по Конвенции. Это решение является важным в связи с рассмотрением этого вопроса Судом.   

Во время прений обе стороны представляли свой взгляд на современную ситуацию в Украине, по-разному толковали события 2014 г. в Крыму и на востоке, и последовавший вооруженный конфликт. Очевидно, что обе страны используют МС ООН, чтобы легитимизировать свою точку зрения, и защитить свои позиции.

Суд в свою очередь будет воздерживаться от вынесения каких-либо оценок общей ситуации в Крыму и на Донбасе, и ограничится только решением нарушает ли РФ Конвенцию о борьбе с финансированием терроризма и Конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Суд уже призвал не политизировать спор и обратился к сторонам с просьбой соблюдать договоренности, достигнутые в рамках Минского процесса. Россия показала себя сильным противником, и для того, чтобы доказать свою правоту, Украине нужно доработать свою позицию как с точки зрения фактов, так и стратегии.

 

Поділитись

Выбор редакции

Еще Статьи