Пять лет спустя. Путешествие по Донецкой области

Апрель 04, 2019 16:53 0 2600
После того как пять лет назад в Киеве Майдан одержал победу над сбежавшим в Россию президентом Януковичем, Российская Федерация под видом «русской весны» за считанные дни аннексировала Крымский полуостров, а в Донецке и Луганске пророссийские силы при активной подержке российских агентов захватили местные административные здания и объявили так называемые «народные республики». Это привело к длящейся по сегодняшний день гибридной войне между «сепаратистами» и регуляной российской армией с одной стороны и украинской армией и добровольцами с другой. Коснулась эта война и Мариуполя и Краматорска, второго и третьего по размеру городов Донецкой области. Пять лет спустя мы решили посетить эти места, чтобы поговорить с людьми, которым приходится жить с последствиями этой войны.

Дарио Планерт, Зимон Мушик

Краматорск

Краматорск, расположеный на севере Донецкой области, весной 2014 года стал местом первых тяжелых боев, из-за которых жителям города пришлось покинуть свои дома. Тем же летом они вернулись в освобожденный город вместе с тысячами переселенцев из Донецка и других восточных городов.

На данный момент около 1,5 млн. людей в Украине являются внутренне перемещенными лицами, из них 50 000 зарегистрированы в Краматорске, где в целом проживает около 200 000 человек. Во время нашего визита мы увидели, что эти люди придали городу новый облик. Нас приняла Татьяна, уроженка пригорода Донецка. Сейчас она живет вместе с мамой, сестрой и племяником в двухкомнатной квартире. В течение первых четырех лет войны она сначала была волонтером, а потом сотрудницей одной из международных гуманитарных организаций, координирующих гуманитарную помощь в городе и прифронтовых местностях. Сегодня она изготовляет и продает чаи и травы из разных регионов Украины, у нее много покупателей на Донбассе.

Тогда как всего лишь в 50 км от Краматорска противники окопались на своих позициях, сам город постоянно меняется. Причиной является перенос областной государственной администрации из Донецка в Краматорск, а также перемещение бизнеса на более безопасную территорию. Международные организации УВКБ ООН и ОБСЕ установили свои представительства в Краматорске. Если поначалу переселенцы еще могли найти жилье по доступным ценам, то сегодня цены выросли и являются для многих огромной проблемой, из-за которой некоторые вынуждены возвращаться в покинутые из-за войны дома.

Государственные программы подержки ВПЛ после хаоса первых месяцев стали работать, но из-за незначительного пособия они не являются существенной помощью для людей, сталкивающихся со множеством проблем при поиске работы. Поэтому разные инициативы и организации усиленно помогают и поддерживают людей при устройстве на работу и реализации собственных проектов. Результаты этой деятельности стали заметны в городе: появились антикафе, открытые пространства с образовательными программами и магазины с экологическими продуктами.

Благодаря деньгам, привлеченным через децентрализацию, и общественности, участвующей в работе муниципальных комитетов, ремонтируются дороги и площади, впервые разработан и опубликован план развития города. Кажется парадоксальным, но по мнению некоторых, война привела в том числе и к позитивным изменениям в городе, а также способствовала осознанию определенных проблем.

Но травмы войны не лечатся быстро. В 2014 году Степан Чубенко был учеником 10-го класса школы № 12 в Краматорске.  Активный ученик и вратарь местного футбольного клуба стал сторонником единой Украины. Летом он попал в руки сепаратистов, которые пытали и убили его. В память о Степане в школе повесили мемориальную доску, ежегодно в его честь в Краматорске устраивается футбольный турнир.

Мариуполь

Мариуполь был основан в 1779 году, в годы правления Екатерины ІІ, в качестве форпоста Российской Империи.  В настоящее время город с населением в пятьсот тысяч человек является промышленным центром, и, благодаря выходу в Азовское море, важнейшим транспортным узлом Донбасса.

Перед глазами того, кто забрался в старую водонапорную башню, разворачивается панорамный вид на апокалиптический ландшафт сталелитейных заводов, растянувшихся на многие километры вдоль периферии. Скопление серо-коричневых труб и башен, время от времени источающих густой белый дым и выпускающих огненные шары.

Где-то между этим миром и наблюдателем находится хорошо просматриваемый отсюда центр Мариуполя, по сути, исторический – сформированный его долгой историей «плавильный котёл» различных культур, в частности – оставшееся здесь греческое меньшинство, сыгравшее одну из важнейших ролей. Как и в любом пост-советском городе, здесь есть цепочка пожелтевших панельных многоэтажек, напоминающих о том, что здесь проживает полмиллиона человек.

Летом 2014 Мариуполь был охвачен войной на востоке Украины. В мае пророссийские сепаратисты так называемой «ДНР» заняли город. В июне их вытеснили украинские военные. Утром 24 января 2015 года ракеты, выпущенные с баз сепаратистов, обрушились на жилые районы. Погибло более 30 человек, десятки пропали без вести, многие лишились крова и имущества.

В маленьком офисе мариупольского филиала немецкой организации Caritas Александр тихим голосом рассказывает о тех днях, которые навсегда изменили его жизнь здесь. Его организация поддерживает людей во всех возможных вопросах: от гуманитарной помощи до открытия бизнеса. По его словам, среди всех коллег едва ли найдётся больше двух человек, которые никогда не попадали под обстрел. Большинство прибыло в город уже после начала военных действий из близлежащих населённых пунктов.

Особенно тревожила мысль, что сепаратисты могли не принимать во внимание сталелитейный завод. Химические выхлопы из ракет, особенно аммиак, могут привести к возникновению смертельно опасного токсичного облака, которое способно уничтожить не только население Мариуполя. Этого не произошло, но война всё ещё стучится в ворота. Причем, в прямом смысле. Потому что фронт начинается всего в 9 километрах от границы города. Понятно, что в таких условиях туча нависла над всеми жителями Мариуполя. Вопреки этого, все, с кем мы общались на протяжении этих трёх дней, обладали одной общей чертой: они все полны уверенности.

Александр смотрит на конфликт как на возможность для города. После 2014 года значительная часть интеллигенции из стокилометрового радиуса вокруг Донецка и других населённых пунктов области переехала в город. Сюда они привезли лишь свои навыки.

В прошедшие пять лет здесь реализовалась масса новых инициатив, например, кафе с вегетарианским и веганским меню, которых раньше не было. Концепция, которая здесь возникла, представляет собой площадку для совместной работы. Таких пространств в городе несколько. «В «Халабуде», – рассказывает нам Ира, – посетители в основном 25-40 летние, они используют помещения для совместных встреч и презентаций». Поверхности сияют белизной, организован раздельный сбор отходов, сотрудники печатают на MacBook.

Тем не менее, крупнейшими работодателями для жителей Мариуполя остаются два металлургических завода «им. Ильича» и «Азовсталь». «Ильич» предоставляет около 60 000 рабочих мест, таким образом, являясь вторым по величине металлургическим заводом в Украине. После Евромайдана по всей стране уничтожались остатки коммунистического наследия. В 2016 году этот процесс добрался и до «Ильича». Так как это отчество принадлежало не кому иному, как Ленину, было решено «переадресовать» название завода: вместо того, чтобы придумать новое название, нашли едва ли известного ученого с таким же отчеством и посвятили завод ему. Поэтому оригинальное название осталось, но под ним подразумевается «другой Ильич».

Металлургическая промышленность – это и проклятие, и дар одновременно, потому что экологическая ситуация в Мариуполе становится критической. Река практически иссушена, гора производственных отходов разрослась практически до морского побережья, приводя к серьёзному дефициту кислорода в воде.

«Ещё в 2012 году население выступало с протестами», – рассказывают нам в «Центре гражданских инициатив». В жаркие безветренные дни летом концентрация мелкодисперсной пыли в воздухе высока настолько, что жители не могут открывать окна. Система охлаждения комбината «Азов» стала замкнутой. Но борьба с агрессивным влиянием промышленности только началась.

Самым большим препятствием на пути экологического движения остаётся политика.

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев