Вы находитесь:

Три перелома и ссылка на Википедию

Сентябрь 16, 2016 11:57 0 2631 Тарас Ибрагимов, QirimInfo
Что известно о деле Игоря Мовенко, избитого в Севастополе за символику «Азова».

В оккупированном Крыму известно, как минимум два громких случая преследований за украинскую символику. Это история фермера Владимира Балуха, установившего на крыше своего дома украинский флаг, и история активиста Вельдара Шукурджиева, который сфотографировался с украинским флагом возле памятника Ленину в Симферополе.

Неделю назад этот список пополнил житель Севастополя Игорь Мовенко, которого жестоко избил предположительно представитель правоохранительных органов. Если в историях Балуха и Шукурджиева речь шла о государственных символах, то в случае с Мовенко в первую очередь фигурирует символика добровольческого батальона «Азов».

Игорь Мовенко уже больше недели находится в больнице с многочисленными травмами. Против него заведено административное дело и на днях должен состояться суд.

QirimInfo публикует подробный рассказ того, что с ним произошло, со слов жены потерпевшего и свидетеля.

 

«Вы ему ничем не поможете»

7 сентября около 12 часов дня Игорь ехал на своем велосипеде на тренировку. Для него как профессионального волейболиста велосипед – любимый сезонный транспорт. Вспомнив, что нужно снять деньги, он свернул к торговому центру, припарковал велосипед и зашел внутрь.

В это время на улице его велосипед привлек внимание другого мужчины. Тот увидел на раме наклейки с символикой полка «Азов», а также стилизованный украинский герб.

Наличие символики украинского добровольческого батальона в центре Севастополя, очевидно, сработало в сознании мужчины как некий спусковой крючок. Он решил подождать, пока объявится владелец велосипеда.

Через какое-то время из торгового центра вышел Игорь. Поняв, что это тот, кто ему нужен, мужчина подошел к нему и со словами «что у тебя на велосипеде, нацик?» ударил в лицо.

По словам жены Игоря Ольги*, он сразу осознал, что у нападавшего была специальная физическая подготовка. «Я понял, что если начну сопротивляться, то пострадаю еще больше», – пересказывает она слова мужа.

После избиения мужчина повалил Игоря на асфальт и связал ему руки пластиковыми стяжками. Таким его застала проходившая мимо Светлана.

«Смотрю, лежит человек, а вокруг толпа народу. Я сначала подумала, поймали вора. Подхожу, спрашиваю, что случилось? А мне отвечают: да вот, поймали азовца», – вспоминает она.

Светлана попыталась оказать ему первую помощь: дала попить воды и начала вытирать с лица кровь. Наблюдавшим, в общей сложности их было около десяти человек, это не понравилось.

«Мне начали кричать: не подходите, женщина, куда вы лезете? И оттолкнули назад», – вспоминает она.

К этому моменту другая женщина уже позвонила жене Игоря и сообщила о случившемся. Через пять минут Ольга была на месте.

«Я подбежала к Игорю, а человек, который стоял над ним, начал меня отталкивать и спрашивать: вы что, врач? Я ответила, что его жена. На что он сказал: вы ему ничем не поможете», – рассказывает она.

Стоявшие рядом милиционеры начали «вежливо» ее отталкивать. Вскоре приехали патрульные, один из них поздоровался с мужчиной, избивавшем Игоря. Тот рассказал про наклейки на велосипеде, что не начинал первым драку и что у Игоря в рюкзаке может быть бомба. Патрульным изложенная версия случившегося, видимо, показалась правдоподобной и один из них добавил, что к тому же «личность этого человека не установлена».

Так продолжалось минут пять-десять. Собравшиеся вокруг случайные прохожие высказывали свое негодование по поводу этой ситуации. Мол, как это так, чтобы в Севастополе ездили с наклейками Азова.

Светлана по этому поводу вспоминает, что она «не видела заинтересованных помочь избитому».

 

Номера из телефонной книжки

Вскоре приехала скорая помощь. Вместе с Ольгой и ее мужем в карету скорой сели и двое патрульных. Когда Игоря привезли в больницу, он по-прежнему находился в наручниках, а Ольге не разрешали к нему приближаться. Все это время она находилась либо в коридоре, либо на улице.

Через какое-то время Игоря поместили в пустую палату, где он уже без наручников ожидал прихода врача. В палате с ним находились все те же представители полиции.

«Мы достаточно долго ждали врача. Когда она пришла, бегло осмотрела мужа и начала звать узких специалистов», – вспоминает Ольга.

Игоря отправили на МРТ и сделали пункцию. Его также обследовал окулист: у него была полностью закрыта левое веко. Все это время рядом находились полицейские, которые, по словам Ольги, ждали заключения врача и хотели забрать Игоря в участок. Однако врач сообщил, что потерпевшего будут госпитализировать и поместят в стационар для дальнейшего обследования.

В итоге у Игоря диагностировали перелом скуловой кости со смещением, перелом глазничной кости и перелом носа, а также другие более легкие травмы.

Пока Ольга ждала на улице, к зданию больницы подъехали сотрудники управления по противодействию экстремизму. Они взяли у нее пояснения. Пока шел разговор, к больнице прибыл командир ППС и человек в саперной экипировке, в руках у которого был рюкзак Игоря.

Все вместе они поднялись в палату, где начали производить досмотр личных вещей. После этого часть сотрудников полиции разъехалась.  Разговор с Игорем продолжили следователь и сотрудник центра «Э». Они начали брать у него пояснение.

«Следователь начал показывать ему какие-то статьи из Википедии, согласно которым символика Азова – это пропаганда нацизма. Еще они взяли его смартфон и начали переписывать номера из телефонной книжки», – вспоминает Ольга.

Там следователь нашел «контакты СБУ и Правого Сектора», которые, по словам Ольги, ее муж еще весной 2014 года записал «на всякий случай».

Сотрудники МВД советовали Игорю ничего не таить и «рассказать все, как есть, а то потом хуже будет». Главное, что их интересовало – это где и зачем Игорь достал наклейки с символикой «Азова».

По словам Ольги, ее муж «всегда восхищался добровольцами», но никакого отношения к ним не имеет и уже долгое время не покидал территорию Крыма. А стикеры он заказал в интернете.

 

«За нас все написала больница»

Через два дня после случившегося, 10 сентября, к Игорю пришел следователь и вручил протокол об административном правонарушении.

Ему вменяют статью 20.3. АК РФ «Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики». Санкция статьи предусматривает штраф в размере от одной до двух тысяч рублей либо админарест на срок до пятнадцати суток.

По словам Ольги, в протоколе было «заключение экспертизы некоего военно-исторического музея, согласно которой символика Азова относится к нацистской». «Он еще чисто по-человечески сказал, что когда составлял протокол, то не знал, к какой статье отнести это дело», - вспоминает она.

Тогда же следователь сообщил, что на понедельник уже назначено судебное заседание по этому делу. Однако в итоге его перенесли.

«По ходу они ждут выписки Игоря не меньше меня, чтобы поскорее провести заседание и закрыть дело», – говорит Ольга.

14 сентября Игоря снова навестил следователь и вручил ему уведомление о том, что против него открыто административное дело.

Сразу после случившегося Ольга занялась поисками адвоката. В этом ей помогла местный активист Ирина. Она же первой опубликовала пост в Facebook о случившемся.

О своих консультациях с адвокатом Ольга рассказывает неохотно, ссылаясь на то, что стоит подождать решения суда.

«Адвокат говорит, что даже за административное дело стоит побороться. По его словам, там нет состава преступления. Апеллировать будем к тому, что «Азов» не находится в списках экстремистских организаций, деятельность которых запрещена на территории РФ. Соответственно их символика не может быть признана таковой, которая нарушает чьи-то права или интересы», – рассказывает она.

Что касается нападавшего, то Игорь и Ольга не писали на него заявление в полицию. Его личность им тоже неизвестна. «Я спросила, нужно ли писать. Следователь сказал, что за нас все написала больница», – рассказывает она.

По словам того же следователя, полиция проводит по этому факту досудебную проверку, а дела переданы в Следственный комитет. «Что дела возбуждены, он говорил уверенно и сказал, что они лежат в трех отдельных папках», – рассказывает Ольга.

Уголовное производство по факту избиения Игоря открыла Прокуратура АРК. Согласно сообщению ведомства, начато досудебное расследование двух уголовных производств: по части 2 статьи 161 Уголовного кодекса Украины (нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности, религиозных убеждений и по другим признакам) и части 1 статьи 296 (хулиганство).

* – имя изменено.

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев