Вы находитесь:

Режиссер фильма «Мустафа»: изначально мы хотели показать Джемилева обычным человеком, но он все равно получился героем

Сентябрь 30, 2016 14:13 0 7417 Яна Степанковская, QirimInfo
Ахмед Сарыхалил
QirimInfo
Интервью с Ахмедом Сарыхалилом, режиссером документального фильма «Мустафа», который выйдет на экраны в октябре.

На днях завершились съемки документального фильма «Мустафа» о лидере крымских татар Мустафе Джемилеве. Еще чуть-чуть, и фильм можно будет посмотреть на фестивале «Молодость».

Для режиссера Ахмеда Сарыхалила «Мустафа» стал режиссерским дебютом. Он рассказал QirimInfo о процессе создания фильма и о том, каким видели Джемилева его современники.

 

Чья была идея снять фильм «Мустафа»?

Идея принадлежит Ольге Морковой (правозащитница, - ред.) и Тамиле Ташевой (координатор КрымSOS). Я занимался монтажом фильма Морковой «Crimea Unveiled» — «Крым внутри». Она предложила снять фильм о Мустафе Джемилеве, и видела меня режиссером, но я отказался.

 

И что вас заставило передумать?

Когда Ольга пришла второй раз с предложением снять кино, я уже переехал из Крыма туда, где было безопасно — в Киев. Я подумал, почему бы не начать новую жизнь в Киеве с нового фильма?

 

Мустафа Джемилев – кто он?

Сложно оценить масштаб личности, не зная истории его жизни. Мое поколение не застало то время, на которое как раз приходился пик деятельности Мустафы Джемилева. А в 90-е о нем было много разных разговоров: я не всегда мог разобраться, где правда, а где ложь. Поэтому не мог сформировать какое-то однозначное мнение о нем.

Но после событий 2014 года многие молодые люди увидели в нем снова пример для подражания, пример мужества. Тогда Джемилева вновь увидели в действии — это то время, для которого он как раз подходит, что ли. Во мне это тоже зажгло какую-то искру. Я начал читать биографические книги о Мустафе Джемилеве.

Меня сильно впечатляет готовность человека пожертвовать собой. Такое очень редко встретишь.

 

Каким вы хотели показать Мустафа-ага в фильме?

Мы решили рассказать об основных событиях в жизни Мустафы Джемилева: депортация, его первое заключение, голодовка. По этой канве мы примерно и двигались. От нее Вахтанг Кипиани (историк и журналист, - ред.) и отталкивался, когда брал интервью у героев фильма.

За основу мы взяли пересказ своей жизни самим Мустафой-ага. На него нанизывали воспоминания тех, кто пересекался с ним лично: диссидентов, правозащитников. Интервью получались обширные, в них было сказано много интересного. Было трудно выбрать нужные слова, поэтому, к сожалению, во время монтажа очень многое пришлось отсеять. Фильм у нас без закадрового голоса, поэтому историю должны были рассказать герои.

 

О Мустафе Джемилеве уже многое известно, о нем снято много передач, а в чем будет уникальность фильма «Мустафа»?

В фильме мне хотелось показать Джемилева обычным человеком, со всеми своими слабостями. Из книг о нем складывается впечатление как об отважном рыцаре, каким он, несомненно, и есть. Но когда лично с ним общаешься, слушаешь его, в глаза бросается его простота, отсутствие пафоса, хорошее чувство юмора. Мне не хотелось в фильме сразу его представлять героем. Хотя, все равно, в конце концов, он этим героем и вышел.

 

По какому принципу выбирали людей для интервью?

В основном наши информанты сами были диссидентами, которые на своем опыте прочувствовали что это такое, могли об этом рассказать с первых уст. Также мы опрашивали бывших правозащитников, представителей Меджлиса.

Из уст как украинских, так и российских диссидентов в адрес Мустафы Джемилева звучало очень много лестных слов. Например, Мирослав Маринович (украинский правозащитник, - ред.) назвал Джемилева топовой личностью того времени.

 

Удалось поговорить с теми, с кем хотелось?

Мы планировали взять интервью также у тех людей, которые ушли с того пути, по которому шел Мустафа-ага. Некоторые из них стали даже в какой-то мере оппозиционными к нему. Но эти несколько человек отказались. Может быть, по причине того, что они сейчас живут в Крыму и поэтому боятся. Вот с ними поговорить у нас было желание.

 

Было еще что-то, чего не удалось сделать во время работы над фильмом?

Наверное, хотелось бы больше поснимать жизнь Мустафы Джемилева, понаблюдать за ним в реальном времени. Поснимать его выступления, в дороге, в быту. Этого не удалось сделать в той мере, в какой хотелось бы. А хотелось максимально погрузиться в его жизнь, повседневность.

 

А что наоборот получилось, чего не планировали изначально?

Нам удалось создать исторические реконструкции. Они изначально планировались, но мы точно не знали, каким будет результат. Мы сделали шесть таких игровых эпизодов (один из них не вошел в фильм), чтобы ими разбавить сухую публицистику.

 

Что вы открыли для себя в процессе сьёмок?

Меня удивило, что российские диссиденты не могли понять, почему после распада СССР Джемилев считал, что Крым должен быть с Украиной. Из этого некоторые сделали выводы, будто решения Мустафы-ага не всегда можно предвидеть. Их удивления тому, что Джемилев не пошел с Россией, были искренними, ведь, по их мнению, после распада Союза в России проходили какие-то демократические процессы.

Интересными были рассказы о первом знакомстве диссидентов с Джемилевым. Например, Павел Литвинов (физик, политзаключенный и правозащитник, - ред.) так рассказывал о первой встрече с Мустафа-ага на квартире, на которую его привез Петр Григоренко (генерал-майор, правозащитник, - ред.). Он увидел молодого человека: собранного, небольшого роста, очень энергичного и похожего на молодого турка. «Я понял, что буду его слушать. И когда он заговорил, я убедился в этом», —вспомнил Литвинов.

 

О главном герое фильма «Мустафа» мы поговорили, а что читателю интересно было бы узнать о его режиссере?

По первому образованию я инженер, учился в Севастопольском техническом университете. Потом внезапно решил заняться операторской работой, меня пригласили работать на канал АТR. С этого и началось мое творчество.

Позднее я набрался опыта взаимоотношений актера с режиссером, когда занялся актерским мастерством. Даже играл в спектаклях. Но в основном я работал в качестве оператора, монтировал. Мне был знаком процесс создания документальных фильмов. Один из них — 20-минутный фильм «Бальзам» о моей сестре Эльвире Сарыхалил (крымскотатарская певица - ред.). Я его монтировал, был оператором. Потом монтировал «Crimea Unveiled» Ольги Морковой. Также я снимал сюжеты о жизни крымских сел для телевидения.

«Мустафа» — мой дебют в полнометражном кино. 90 минут для меня очень серьёзно, в самом деле. Ну и к тому же на мне лежала большая ответственность: как рассказать о личности Мустафы Джемилева, чтобы не преувеличить и не уменьшить его роли в истории.

Справился ли я – решать зрителю.

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев