Вы находитесь:

Проснуться террористом

Февраль 11, 2016 18:36 0 2183 Илья Тарасов, QirimInfo
История о том, каково быть сторонником организации, которая государством-оккупантом признана террористической, и как меняется жизнь после того, как в дверь постучат сотрудники ФСБ.
По теме

За последнее время давление на отдельные группы населения в Крыму, которые не смогли вписаться в новые реалии или проявляют свою позицию, усилилось, обретя системный и даже обыденный характер.

Правозащитники отмечают, что главным образом это затронуло крымских татар и в целом мусульман. Однако не всегда можно понять, кто именно входит в группу риска, какова логика отбора жертв правоохранительными органами, и, что самое главное, как меняется жизнь человека после того, как к нему с обыском приходит ФСБ.

QirimInfo рассказывает историю крымчанина, который в силу своих религиозных и политических убеждений попал в жернова репрессивной машины и вынужден был оставить родной дом.

 

Крымчанину Олегу 24 года, уже несколько дней он снимает номер в одном из хостелов Киева, думая, как наладить жизнь на новом месте. Первое, что выдает в нем принадлежность к правоверным мусульманам — это черная длинная борода. Олег родился в православной семье в Судаке, но впоследствии принял ислам. В школе учительница дала ему домашнее задание подготовить реферат по одной из мировых религий, он выбрал ислам.

— Когда я начал его дома готовить, то узнал, что в исламе есть Моисей, Иисус, Ной, и все они просто пророки. Не какие-то там сыны божьи а избранники Господа, которые должны донести волю Аллаха до людей, - с увлечением рассказывает Олег.

Окончательно он сменил религию уже будучи студентом одного из местных университетов.

— Я пошел в один из исламских центров со своим знакомым мусульманином, и там уже осознанно принял ислам, постепенно начал учить молитвы, - вспоминает он. - Собственно проблем с этим никогда не было при Украине. Единственно, в семье чуть-чуть, но через год-другой все устаканилось.

Первые проблемы у Олега начались после аннексии. На тот момент он, выпускник университета, читал проповеди в качестве временного имама в одной из крымских мечетей.

— Как-то подвернулся случай поехать в медресе поучиться. Там я кое-как освоил арабский для чтения Корана и начал более глубоко практиковать ислам, - рассказывает Олег. - Для нашей деревни этого хватало, тем более, человек, который там читал проповеди, не особо хотел этим заниматься. Его попросили уйти, а нового имама еще не назначили, ну вот я и стал такой промежуточной фигурой.

Денег, по словам Олега, он за это не получал, и делал все на чистом энтузиазме.

— Это было вынужденно. Мы пытались насколько это возможно оживить мечеть. Община там маленькая, и далеко не все соблюдали нормы ислама. Я подговорил своих друзей: мол, давайте ездить на утреннюю и ночную молитву. То есть каждый день мы там были рано утром и поздно вечером, ну и стабильно в пятницу в обед. И, собственно, из-за этого начались проблемы.

 

Чужой «Халифат»

В один из весенних дней в мечеть с проверкой пришла полиция. Во время обыска правоохранители нашли в мечети журнал «Халифат».

Этот журнал входит в список запрещенной в России литературы и непосредственно связан с деятельностью также запрещенной в РФ организации «Хизб ут-Тахрир». (Журнал, который также имеет электронную версию, является одним из официальных изданий «Хизб ут-Тахрир» на территории СНГ).

В 2003 году российское законодательство признало эту организацию террористической, хотя никакой достоверной информации о причастности организации к терактам не только на территории РФ, но и в других странах мира, нет.

Во время одного из разговоров Олег признался, что раньше тоже состоял в этой организации, но покинул ее и минимизировал свое общение с другими членами «Хизб ут-Тахрир» сразу после аннексии. Зная, что в России регулярно заводят уголовные дела и судят сторонников этой организации, он тоже опасался преследований со стороны правоохранителей.

По словам Олега, журнал «Халифат» подбросили сами полицейские.

— Они появились уже сразу с понятыми, говорят: «Мы мимо проходили и решили зайти проверить, как у вас дела, а тут такое».

Когда все это происходило, Олега не было в мечети. Уже потом его вызвали в участок, где был составлен протокол. А через две недели состоялся суд, который признал админарушение и назначил штраф в размере 1000 рублей.

— Во всем обвинили меня, поскольку я числюсь временным имамом. Пришлось со всем согласиться. Напоследок мне судья еще сказал: «Смотри парень, если будет рецидив, мы тебя закроем».

 

Ноутбук вернули, а Коран — нет

Опасаясь подобных инцидентов в дальнейшем, Олег еще больше отошел от религиозной жизни местной общины: в мечети выбрали нового имама, а Олег сменил несколько сезонных работ. Затишье длилось все лето, а в середине осени сотрудники ФСБ пришли с обыском уже в дом к Олегу. Как обычно в таких случаях бывает - микроавтобусы подъехали рано утром.

— Первой их увидела мать: я как раз заканчивал утреннюю молитву, а она готовила завтрак. В общем, их было человек десять, одни «по гражданке» другие в форме, в балаклавах, с автоматами, в общем в полной экипировке. Зашли, показали разрешение на обыск, выданное Севастопольским судом.

Обыск длился несколько часов, по его итогам у Олега изъяли «для дальнейшего изучения» ноутбуки, телефон и Коран, а самого его увезли «на подвал» для допроса в ближайшее отделение ФСБ. Коран впоследствии так и не вернули.

Следователь показал Олегу распечатки, где был указан его IP-адрес, профиль странички «Вконтакте» и выдержки из личной переписки.

 

Или стукач, или безработный

Таким образом следователь хотел выудить у него информацию о ближайшем круге общения. Больше всего его интересовал хороший друг Олега – Мемет, который до сих пор состоит в «Хизб ут-Тахрир».

— Я пытался всеми способами избегать прямых ответов: мол, мужики, если вам кто то нужен, я уверен вы знаете их адреса поэтому идите и лично спрашивайте. После этого допроса я настолько устал, что даже не помню, как пришел домой и уснул.

В дальнейшем на подобного рода допросы Олега вызывали еще несколько раз, каждый раз под предлогом того, что ему вернут изъятую при обыске технику. Во время одного из таких разговоров следователь предложил Олегу «работать на них», на что тот снова отшутился, что у него уже есть работа.

Это была хорошая работа с официальным трудоустройством в одном из престижных санаториев города. Там Олег зарекомендовал себя как хороший сотрудник и за пару месяцев даже получил повышение. Но в определенный момент проблемы снова вернулись.

— Ко мне начали подходить коллеги и говорить «тобой интересуются», потом начальник начал спрашивать: все ли у меня в порядке. В итоге через пару дней после того, как сбили «сушку» (имеется в виду российский истребитель Су-24, - ред.) над Турцией меня вместе с еще несколькими ребятами, казахами и турками, вызвали в кабинет к директору по безопасности, - вспоминает Олег.

Там их ждали полицейские, представители федеральной миграционной службы РФ и сотрудники ФСБ.

— Я когда зашел, один из ФСБшников сразу выразил желание пообщаться со мной. Он начал интересоваться моей биографией, а потом в грубой форме шутить, мол, «почему у тебя эта борода, я же вот бреюсь а ты почему нет», - вспоминает Олег. - Да и вообще там со всеми плохо общались, ФМСники грубили казахам и туркам, а в конце концов даже не сказали, зачем нас вызвали.

Через несколько дней после этого к Олегу подошел директор и заявил: контракт с ним закончен и не подлежит продлению.

 

На новом месте

— Когда я уже пришел на работу с обходным листом, знакомые-охранники меня не хотели пропускать, со словами: «Нам не разрешили тебя пускать, потому что ты террорист». В итоге через полтора часа меня все-таки впустили и дали возможность закончить все бумажные дела. А через две недели я получил расчет.

Вместе с Олегом уволили еще нескольких правоверных мусульман. Олег расценивает свое увольнение как способ, которым ФСБ пыталась склонить его к сотрудничеству.

— Я даже написал в приемную [президенту РФ Владимиру] Путину, что меня уволили по непонятным мне причинам, попутно обвинив в терроризме, хотя никто не смог предоставить никаких доказательств, что я таковым являюсь. Мне пришел ответ из «Охраны труда»: извините, но ничего не можем сделать.

В дальнейшем Олег работал уже неофициально. Например, готовил в одном небольшом кафе, которое принадлежало его знакомым крымским татарам. Тогда же он решил, что безопаснее всего для него будет покинуть Крым, и начал копить деньги на переезд на материковую Украину.

Сейчас уже находясь в Киеве, Олег планирует уехать в небольшой поселок в центральной части Украины. Там его давний знакомый-предприниматель предложил ему работу: продавать лепешки, а также пообещал помочь с жильем.

— Понятно, что поначалу, наверное, придется туда ездить, а если здесь ничего не выйдет, так и вообще вернуться в Крым, - говорит Олег. - А там уже что будет, то будет.

 Имя главного героя было изменено в целях его безопасности, - Ред.

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев