Вы находитесь:

Адвокат Попков о деле Хизб ут-Тахрир: «Этот ярлык чреват тем, что его можно повесить на кого угодно»

Июнь 24, 2016 18:18 0 2195 QirimInfo
Российский адвокат о деле ялтинских мусульман, крымского журналиста Николая Семены и процессе обмена Геннадия Афанасьева.

Александр Попков – российский адвокат, занимающий делами, которые связаны с нарушениями прав человека. Он работал над делом недавно освобожденного по обмену украинского политзаключенного Геннадия Афанасьева. Сейчас Попков представляет интересы крымского правозащитника Эмир-Усеина Куку и журналиста Николая Семены.

 

Эмир-Усеин Куку был правозащитником. Его деятельность как-то помогает ему в тюрьме?

Он для них такой же враг народа, как и все остальные. Но сам Эмир более подкован юридически, пишет жалобы, заявления, более грамотно ведет себя на суде. Это больше помогает его защите.

 

Известно, какой срок запрашивает обвинение?

Это станет известно только в суде. Единственное, когда в суде его арестовывали на три месяца, мы узнали, что все эти громкие слова о терроризме и террористической организации заключаются в одном единственном эпизоде. Ему вменяют в вину то, что они обсуждали, как указано в материалах дела — «передачу Амира от Бахтияра к Улану для дальнейшего обучения». Это единственный эпизод их «террористической» деятельности, то есть люди сидят, обсуждают кого-то куда-то передаем на обучение, и по мнению ФСБ и суда, это терроризм.

 

То есть они считают религиозное обучение терроризмом?

Да, и для меня это звучит абсурдно.

 

В документе ещё указано, что Муслим Алиев в ходе беседы «объяснял, что Крым является не Украиной, не Россией и должен принадлежать Турции, и что это нужно объяснять проживающим в Крыму». Предложение доносить указанную идею – это тоже террористическая деятельность?

Да, это ему тоже вменяется, участие в беседе. Вы должны ещё понимать, что это вольная трактовка видеозаписи фсбшником. На самом видео всё может быть по другому.

 

Обвиняемые проходят как граждане РФ?

По мнению следствия — да. Сам Эмир-Усеин позиционирует себя как гражданин Украины.

 

Готовы ли украинские власти защищать их так же, как защищали Афанасьева?

Я приехал для выяснения позиции Украины по отношению к этим людям. В России очень скептичное отношение, потому это дело Хизб ут-Тахрир. Бытует мнение «раз он хизб, то он радикал, и дыма без огня не бывает». И другие правозащитники тоже стараются не связываться с этими делами. Я Эмира знал до этого, и все действия и слова, это не поведение радикального мусульманина, который хочет устранить неисламские правительства. Я хочу донести, как до российского, так и до международного и украинского правозащитного сообщества, что если на них повесили ярлык «хизба», это не значит, что они причастны, это как минимум. Ярлык чреват тем, что можно повесить на кого угодно, хоть на меня: он помогал хизбам, поэтому он тоже хизб. Это простор для фантазии, 37-ой год. Ещё можно же обсуждать, насколько сама по себе деятельности хизбов опасна.

 

Есть ли возможность задействовать ту же схему, что и была при обмене Афанасьева?

Проблема в том, что у РФ есть возможность увеличивать количество арестованных. Отпускаем одного, и арестовывают четверых. Вы будете бороться за каждого человека, а они будут арестовывать и арестовывать. Надо решение на глобальном уровне, но какое —  я не представляю.

Разговоры о массовом обмене велись давно. Украина говорит, что у них есть «обменный материал», как бы это цинично не прозвучало. Но я как адвокат не имею отношения к переговорам, меня касалась часть, непосредственно связанная с Геной, защита его прав.

 

А что именно входило в ваши обязанности?

Не знаю, как остальные адвокаты, мы имели отношение в той части, что касалась Гены. Нам говорят: вот надо написать заявление на отбывание наказания в Украине. Мы связываемся с украинскими чиновниками, с консулами и думаем. Долго, 2 недели согласовывали по помилованию, Гена очень не хотел его писать. Мы долго консультировались. Очень боялись, что нас обманут. Мол, он просит о помиловании, значит признает вину, а президент или комиссия по помилованию решила отказать, и его обратно кидают в камеру. Были опасения, но мы решили попробовать, потому что, если они нас обманут, то мировое сообщество поймет, что здесь с Россией нельзя сотрудничать. Оказалось, что с Россией можно сотрудничать, и спасибо им за это.

 

А что можете сказать о деле журналиста Николая Семены?

Он находится под подпиской о невыезде. Может, до конца лета дело они закончат.  Больше я не могу распространяться, потому что дал подписку о неразглашении. А вот в отношении ялтинских мусульманам могу сказать – это надолго.

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев