Вы находитесь:

Аксенов и его “потешные войска”

Февраль 24, 2020 18:59 0 1809 QirimInfo
Шесть лет назад парамилитари были ширмой для действий российских военных в Крыму, участвовали в агрессивной пропаганде оккупантов, а сейчас безнаказанно избивают неугодных для так называемой крымской власти, а в перерывах охраняют мусорки. Какова участь казаков и “крымской самообороной” спустя 6 лет оккупации в нашем материале. 

“Народное ополчение” оно же “Крымская самооборона” - парамилитарное формирование созданное в феврале 2014 года партией “Русское единство”, у руля которой стоял “глава” Крыма Сергей Аксенов. 

Однако, еще до вооруженной стадии оккупации, 24 января 2014 года, по инициативе де-факто главы Крыма Сергея Аксенова и Виктора Попова (на тот момент депутата Верховной рады Крыма), партия “Русское Единство” призвала своих сторонников вступать в ряды так называемой “Народной дружины”. Популяризация пророссийских взглядов, блокирование действий Евромайдана, создание “ширмы” для работы оккупационных военных - в целом вся их миссия сводилась к созданию иллюзии, что абсолютно все жители полуострова поддерживают оккупантов и идею “восстановления исторической справедливости”. Во время активной фазы оккупации де-факто власти крыма спихивали на формирование самую грязную полубандитскую работу: они патрулировали улицы городов, избивая проукраинских активистов, журналистов, в том числе и иностранных, насильно забирали и разбивали технику, организовывали блокпосты при въезде на полуостров и использовались как живой щит перед российским спецназом для формирования пропагандистской картинки для оккупационных СМИ.  

После незаконного референдума парамилитарное формирование преобразовалось в государственное казенное учреждение «Крымский Республиканский Штаб Народного ополчения народной дружины». Для этого в июне 2014 года де-факто Госсовет по Крыму принял закон «О Народном ополчении — народной дружине Республики Крым». В первый же года существования на содержание “самообороны” было выделено 400,2 миллиона рублей. По сей день формированию выделяются десятки миллионов рублей из налогов крымчан.  Чем же занимается формирование сейчас? По версии так называемого главы Крыма Сергея Аксенова, формирование: «решает важные задачи, связанные с обеспечением порядка, охраной важных объектов, противодействием экстремизму и терроризму». 

При этом, компетенция этой структуры под большим вопросом. У них нет ни охранной лицензии, ни лицензии на ношение оружия. Что касается борьбы с экстремизмом, по сути это расправа над инакомыслящими. Известно о причастности парамилитариев к похищениям и применениям пыток в отношении более чем к 23 украинцам, среди них: Тимур Шаймарданов, Ислям Джеппаров, Джевдет Ислямов, Анатолий Ковальский, Андрей Щекун и другие. Однако никто к ответственности привлечен не был. Кроме того, известно, что приказ о похищении Щекуна и Ковальского давал лично Сергей Аксенов Сергею Цекову (на тот момент заместитель Председателя Верховного Совета Автономной Республики Крым). Эту информацию подтвердил и сам Цеков, хотя позже отказался от своих слов. Предполагается, что подобные заказы поступали и в отношении других активистов. Один из наиболее известных и показательных случаев наплевательского отношения к расследованию злодеяний военизированных формирований — похищение Решата Аметова 3 марта 2014 года возле Совета министров Крыма  во время одиночного пикета против агрессивных действий России. Задержание крымского татарина было зафиксировано на видео, на котором видно, что несколько человек в форме (позже стало известно, что это бойцы «самообороны»), увели Аметова с площади, усадили в машину и увезли в неизвестном направлении. Через две недели крымского татарина со следами зверских пыток нашли мертвым в селе Земляничном Белогорского района. Де-факто Следственным комитетом Следственного управления РФ по Крыму было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 105 УК РФ — «убийство». Позже стало известно, что де-факто полиция установила личности лиц якобы причастных к преступлению, но задержаны они не были. Более того, на видео зафиксирован номер машины, на которой увезли Аметова, и идентифицированы все участники похищения, которых в ходе следствия допрашивали в качестве свидетелей. 14 апреля 2015 года де-факто Следственный комитет отчитался, перед родственниками о раскрытии дела. Вместе с тем, в ведомстве сообщили, что задержать подозреваемого невозможно, так как он находится на территории, контролируемой террористами ДНР. По состоянию на апрель 2019 года, ни один человек не был привлечен к ответственности. Оккупационные власти закрывают глаза на вопиющие нарушения прав человека и не проводят эффективного расследования преступлений группировок, что создает атмосферу вседозволенности и безнаказанности.

За такие заслуги перед “родной гаванью” оккупанты награждают самообороновцев всевозможными медалями и грамотами, а к пятилетию формирования, в июле 2019 года оккупационные власти торжественно открыли в оккупированном Симферополе “памятный знак” в честь юбиляров. Об этом сообщается на сайте подконтрольного России правительства Крыма 26 июля. «К юбилейной дате открыли памятный знак, состоящий из 6 стел, на которых размещена информация об истории народного ополчения, вехи крымской весны, информация о Российской Федерации и Республике Крым с государственными символами и основными государственными праздниками, а также памятная доска с именами крымчан-добровольцев, погибших на Донбассе», – говорится в сообщении.

Разумеется финансирование самообороны - это огромная и бессмысленная нагрузка на бюджет. Ведь по сути, это финансирование нескольких дублирующих служб - охранных или правозащитных. Но это, очевидно, не волнует оккупационные власти. Ведь так называемый глава Крыма Сергей Аксенов создал для себя этакие “потешные войска”. Кстати, некоторые активные деятели этих войск вспорхнули по карьерной лестнице через 10 ступенек.

Например, руководитель “Крымской самообороны” Михаил Шеремет после незаконного референдума сменил военную форму на деловой костюм, занял должность первого вице-премьера де-факто правительства Крыма, а в 2016 году был избран депутатом Госдумы РФ от партии “Единая Россия”. Получив доступ к государственным заказам, Шеремет наладил и собственный бизнес. Таким образом,м в 2015 году, одна из его компаний выиграла тенедер на охрану “Черноморнефтегаза” на 90 миллионов рублей. Нынешний глава “Крымской самообороны” Сергей Димов от бывшего коллеги решил не отставать и учредить предприятие в Московской области, которое занимается строительством и торговлей стройматериалов. Юрий Самилкин, активно помогал де-факто власти установить контроль на полуострове, участвовал в разгоне митингов и акций протеста, теперь же у него свой бизнес в Черноморском районе. В 2015 году предприятию ООО “Старая пристань” были переданы в аренду на 25 лет 1,8 га земли для организации прибрежного лова для снабжения полуострова рыбой. Это предложение было подано Самилкиным в рамках инвестиционного проекта и позже утверждено де-факто правительством Крыма.

С правовым статусом казаков все было гораздо проще. С момента интеграции Крыма в правовую систему России, на аннексированном полуострове начали внедряться законы, которые регулируют статус казачества. Речь идет о ФЗ от 5 декабря 2005 г. N 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества». Сейчас в Крыму большая часть казачьих организаций зарегистрированы и действуют в соответствии с этим законом. В рамках программы развития местного казачества до 2020 года, утвержденной де-факто правительством Севастополя, из бюджета на содержание казаков было выделено 88 миллионов рублей. По российским законам - казаки могут помогать полиции в обеспечении порядка. Но на практике практике эти парамилитари лишь обеспечивают монополию государства на насилие. Ведь если полиция хотя бы формально должна соблюдать законодательство, казаки же - нет.  До оккупации Крыма, в 2012 году, тогда еще губернатор Краснодара Александр Ткачев очень четко определил зону влияния казаков местной полиции: «То, что нельзя вам — казаку можно». Таким образом, они стали оружием власти против всех им неугодных. 

По данным пресс-службы полиции, оккупированного Крыма сейчас в реестр народных дружин входит не менее 40 казачьих обществ, которые оказывают “неоценимую” помощь полиции. Важно отметить, что представителей казачества нередко используют в качестве понятых, что может использоваться в качестве фальсификации уголовных дел. Не обходит казаков и судьба самообороны - парамиллиториям доверяют самую грязную работы. Как, например, во избежание возникновения стихийной свалки охранять Килен-балки. В соседней России же, казаки выполняют не менее важную функцию, проверяют на коронавирус кашляющих мигрантов из азиатских стран.

Атаман крымского общественного казачества Сергей Акимов считает, что казаки должны заниматься развитием культуры, традиций, работой с молодежью, но никак не охраной деревьев и мусорок. К слову, он так же с недоверием относится к созданию проанонсированного в середине января 2020 года “Черноморского казачьего войска”. По сообщению пропагандистских СМИ, численность этого войска свыше 5000 человек, при этом численный потенциал оценивается в 10 000 человек.

 По словам подконтрольного России главы Крыма Сергея Аксенова, «казачье войско» будет помогать российским силовикам обеспечивать на полуострове общественный порядок. То есть теперь порядок будет охранять полиция, самооборона и Черноморское казачье войско.  

Согласно Российскому законодательству, для того, чтоб создать войско необходимо 5000 человек. Оккупационные власти заявляют, что в Крыму набралось такое количество желающих казаков. Однако, по информации Сергея Акимова,  на сегодняшний день в Крыму насчитывается не более 1500 казаков.

“Когда создавали это войско, на последнем круге были казаки с Кубани и из Ростова-на-Дону, а из Крыма присутствовало в лучшем случае 100 человек. Наши общественные организации договорились о том, что не пойдут туда: мы чтим традиции казачества и считаем, что это в первую очередь должны быть именно общественные организации, а потом уже все остальное. Казаки могут принимать участие в государственных или военных структурах, только если родине угрожают военные действия. Сейчас же все это исковеркали”, - рассказал Акимов Крым.Реалии.

Стоит отметить, что далеко не все крымчане жалуют казаков. В соцсетях и приватных разговорах их частенько называют “ряжеными”. Ведь не каждый тот казак, кто в папахе. Большинство желающих  примкнуть к рядам военизированной организации не имеют ничего общего к этническим казакам. 

Да и попасть в ряды казаков, как оказалось, не так уж и сложно.

Совет при президенте РФ по делам казачества четко описал процедуру. Для начала необходимо заявление на имя атамана, заполненная анкета, фото 3х4 и ходатайство двух казаков. После чего назначается испытательный срок, по истечению которого проходит голосование за кандидатуру и, валя, надевай попаху. 

Оккупационные власти предпринимают попытки взять под контроль парамилитарные формирования, которым покровительствуют. Вместе с тем, все чаще можно прочитать истории, как те же казаки или представители самообороны, в весьма нетрезвом виде, проверяют у прохожих документы и проводят незаконные обыски. Все это со стороны похоже на банальный бандитизм, однако, для жителей Крыма, спустя шесть лет оккупации, это стало будничной картиной. 

 

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев