Вы находитесь:

Обезвоживание 2020: Почему Крым высыхает?

Февраль 12, 2020 22:40 0 1681
Сухая зима, практически полное отсутствие осадков, до недавнего времени, создали критическую ситуацию с водоснабжением Крыма. В начале февраля оккупанты огорошили жителей Симферополя: «Воды осталось на 100 дней». В истории вопроса разбиралось Qiriminfo.

Что случилось?
Итак, 5 февраля после оперативно-хозяйственного совещания так называемая глава симферопольской администрации Елена Проценко заявила, что в связи с дефицитом наземных запасов воды, бесперебойная ее подача в жилые дома становится невозможной. В своей речи она ссылалась на Игоря Вайля, руководителя комитета по водному хозяйству, который на совещании отчитался, что в случае отсутствия осадков, воды для жителей Симферополя хватит лишь на 100 дней. Он же, кстати, за две недели до этого заявил, что у него нет опасений по поводу водоснабжения Симферополя.
В этот же день от комитета последовала более конкретная информация:

Симферопольское водохранилище заполнено на 33% — 11,855 млн кубометров;
Партизанское водохранилище заполнено на 34% — 11,603 млн кубометров;
Аянское водохранилище заполнено на 32% — 1,242 млн кубометров.

В связи с такой ситуацией Вайль заявил, что подачу воды придется ограничить. СМИ оккупантов тут же распространили информацию о том, что в Симферополе будет введен график подачи воды: холодная вода с понедельника по пятницу два раза в день. Горячая же вода, по неофициальным источникам, должна была появляться в кранах симферопольцев лишь по выходным дням. Кроме того, оккупанты настоятельно рекомендовали приостановить работу бассейнов, бань, автомоек до особого распоряжения. При этом, по словам де-факто главы администрации Симферополя, вода на социальные объекты будет поступать без перебоя.

Однако спустя несколько часов оккупанты попытались успокоить жителей крымской столицы заявив, что отключения будут только в экстренном случае, о котором говорить пока рано.
Крымчане довольно резко отреагировали на эту новость в соцсетях.

С засухой решили бороться радикально — провести в храмах Симферопольской и Крымской епархии УПЦ (МП) молебен «о ниспослании влаги».

Смех смехом, но мольбы частично были удовлетворены небесной канцелярией. В Крыму выпали осадки. 10 февраля так называемый вице-премьер-министр Крыма Андрей Рюмшин написал в Facebook, что симферопольские водохранилища пополнились тремя миллионами кубометров воды.

Куда делась вода?

Бездумная оккупация поставила под угрозу засухи весь полуостров. Населенные пункты Крыма снабжаются водой из 14 водохранилищ естественного стока. То есть, они пополняются реками и ручьями, и на прямую зависят от осадков, которыми природа не сильно баловала Крым осенью и зимой. От этих хранилищ водой снабжаются Южный берег Крыма, Бахчисарайский, Симферопольский и Белогородский районы. Им засуха грозит в первую очередь. Еще 8 водохранилищ пополнялись из Северо-Крымского канала. Это гидросооружение, которое было построено в 1954 году. Ввод в эксплуатацию Северо-Крымского канала в свое врея остановил капиллярное засоление почвы, которым страдал полуостров. Год за годом воды Днепра омывали грунт, консервируя соль на более низких пластах, что создавало благоприятные условия для земледелия. Головной расход Северо-Крымского канала — 300 кубов в секунду, это 5 железнодорожных цистерн по 60 тонн. Фактически Украина на 85% обеспечивала полуостров пресной водой.

Однако после оккупации Крыма в 2014 году поставка воды из Днепра была прекращена. Оккупанты начали пускать по нему воду из трех подземных водозаборов: Нежинского, Просторненского и Новогригорьевского. В сумме за сутки они дают 140 тысяч кубометров воды. Оккупанты заверяют население, что благодаря этим водозаборам, засуха большей части Крыма не грозит. Однако это, мягко говоря, не соответствует действительности. Что такое подземный водозабор — это система скважин для добычи артезианской воды. Это не просто вода, а вода пригодная для питья. Пускать ее по каналу — это безумие, причем очень дорогое. Кроме того, за счет чрезмерной выкачки артезианской воды, срабатывают напоры водоносного горизонта, падает внутрипластовое давление и происходит подтягивание солоноватых вод. При употреблении такой воды неизбежно возникнут проблемы со здоровьем. В частности сердечно-сосудистые заболевания.

Реакция на «Водную блокаду» Российских и Украинских политических элит

Оккупационные власти еще в августе 2019 года, видимо, понимали, что проблемы с водой неизбежны и эта тема всколыхнула информационное поле.
Чиновники России и оккупированного Крыма никак не могут договориться, нужна им вода из Днепра или нет. Паника среди политических верхушек оккупационной власти по поводу дефицита пресной воды в Крыму достигла апогея 12 августа 2019 года. Постоянный представитель Крыма при президенте России Георгий Мурадов на заседании по улучшению инвестиционного климата полуострова заявил, что собирается обратиться к Кремлю с просьбой начать переговорный процесс с Украиной о снятии водной блокады и открытии шлюзов Северо-Крымского канала. При этом прозвучал новый аргумент: вода в Днепре — российская.

«Мы хотели бы просить помочь начать зондаж, может быть, переговорный процесс с украинской стороной о том, чтобы они нашу воду пропускали в Крым. Это не вода реки Днепр, которая принадлежит Украине, это наша вода, идущая с территории РФ», — заявил он.

Справедливости ради стоит сказать, что Днепр на самом деле берет свой исток на территории России, и протекает по землям Беларуси и Украины. По данным анализа Представительства ООН ГЭФ в Украине, более 57% бассейна Днепра, вместе со всеми притоками, находится на территории Украины. Более того, Украина — последняя страна, которая принимает сток Днепра после коммунального и промышленного использования соседними странами: Беларусью и Россией. Согласно данным украинского Госводагентства, Киев взял на себя самые затратные обязательства по очищению и подготовке водных ресурсов для потребностей населения, в том числе для крымчан.
Надо отметить, что Днепр не дает покоя Мурадову с октября 2018 года года. Тогда он внес предложение перекрыть Днепр на подходе к Украине и направить воду из притока Днепра-Десны в приток Волги — Оки. Мурадов считал возможным таким образом компенсировать дефицит пресной воды в Крыму. Правда, как именно вода из Оки должна оказаться в Крыму — он не рассказал.

Интересно, что недели за две до этого, еще один крымский «деятель», а именно руководитель госпредприятия «Вода Крыма» Владимир Баженов толкал пафосную речь о том, что днепровская вода Крыму не нужна, даже если Украина сама предложит, оккупанты ее не возьмут. Мол Москва строит на полуострове систему водоотведения и очистные сооружения, которые не рассчитаны на ядовитую от химикатов воду из Днепра.
Тогда Представитель президента Украины в АР Крым Антон Кориневич заявил, что все претензии государства-оккупанта на днепровскую воду не имеют какого-либо правового или международно-правового основания. Во-первых, Крым не является территорией России, в связи с этим, РФ не имеет права поднимать любого рода межгосударственные вопросы связанные с полуостровом. 

«Вопросы, связанные с Крымом, может поднимать только государство-суверен, то есть Украина», — заявил он. Корниевич также подчеркнул, что русло реки впадает в черное море, а не проходит по территории полуострова.
«Река Днепр не течет по территории Крыма. Украина перекрыла не русло реки Днепр, а перекрыла технологическое сооружение (канал), который находится на территории Украины. На это Украина имеет полное право. По всем подсчетам, пресной воды в Крыму для потребностей населения хватает. В целом, именно государство-оккупант должно отвечать за обеспечение оккупированной территории всеми необходимыми ресурсами», — подытожил Кориневич.


Еще осенью 2019 года депутат фракции «Слуга народа» Юрий Аристов выразил мнение, что можно пополнить государственную казну через продажу воды из Днепра. Про это предложение вспомнили в феврале этого года. Его коллеги по фракции отметили, что обсуждения этой идеи не было. Кроме того, в эфире телеканала «Прямой» председатель фракции «Слуга народа» Давид Арахамия выразил частное мнение, что в обмен отвода войск на неподконтрольной территории Донбасса возобновил бы подачу воды в Крым.
Однако, и первая и вторая идеи были подвергнуты жесткой критике.

Коллега Аристова и Арахамии по фракции «Слуга народа» народный депутат Лиза Богуцкая подвергла критики идеи коллег:
«С кем мы будем заключать договор? Если наши украинские законы и наши постановления не действуют в юрисдикции России, которая считает Крым своим и которая проводит там свою юрисдикцию, а мы не должны признавать российскую юрисдикцию в Крыму, то как — через каких посредников или еще кого-либо... Я не понимаю вообще, как это может быть. Это означает признание того, что Крым является частью России. Мы не можем этого делать. И я говорю, что единственный рычаг влияния на оккупированный Крым и каких-либо отношений, сейчас является Северо-Крымский канал», — отметила депутат в комментарии Крым.Реалии.
«Заигрывание с Кремлем только отдаляют нашу победу. Вода в обмен на вывод российских войск и оккупационной власти из Крыма — это единственно возможная формула. Украинская вода вместе с возвращением Украины в Крым — вот единственно возможный сценарий. Все остальное измена и реванш», — написала депутат Верховной рады Ирина Геращенко в Facebook.


«Какие-то Арахамии будут торговать нашей территорией! Если кто-то в государстве допускает, что можно сдать целостный народ крымских татар, сдать украинцев, а их там аж 500 тысяч. Нельзя допустить того, чтобы государство продало нас за воду, за какие-либо комбинации по Донбассу», — сказал глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров в эфире телеканала UA:Крим.


Важно помнить, что экономическая и водная блокада стала мощнейшей реакцией Украины в ответ на оккупацию ее территории. Эти санкции делают Крым для России экономически невыгодным. А частичное снятие этих санкций может повлечь за собой полное снятие санкций против оккупантов со стороны Европы. Такое мнение выразил журналист Игорь Соловей в своем телеграмм канале.

Напомним, что дефицит пресной воды в конце лета 2018 года привел к химической катастрофе на севере оккупированного полуострова. На заводе по производству диоксида или двуокиси титана (TiO2) «Крымский Титан» произошел выброс ядовитых химикатов. Дело в том, что отходы производства после обработки ильменитового концентрата серной кислотой сбрасывались в специальный кислотонакопитель (42 квадратных километра), где их разбавляли большим объемом воды. Под воздействием солнца, вредоносные вещества практически незаметно испарились. Спустя два года, жители Армянска по-прежнему жалуются на странный запах и плохое самочувствие. В этом году полуострову грозит и отсутствия урожайности.
Бездумно оккупировав Крым, россияне были не готовы нести полный объем ответственности по обеспечению жителей полуострова всеми необходимыми ресурсами. Крым не может быть отделен от Украины, без нее полуостров засыхает. Имперские амбиции страны оккупанта губят уникальный полуостров, постепенно превращая его в пустыню непригодную для жизни.

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев