Вы находитесь:

Крымская засуха: старые проблемы и новые «аргументы» оккупантов

Август 28, 2019 22:38 0 391
Все пять лет оккупации так называемые крымские власти гордо заявляли об отсутствии дефицита пресной воды на полуострове. Местные жители с этим согласны не были. Строились водозаборы, бурились скважины, даже думали опреснять морскую воду. Но в середине лета что-то пошло не так. Оккупационные власти просят Россию начать переговоры с Украиной по поводу воды из Днепра. Журналисты Qiriminfo разобрались в ситуации.

Язык ультиматумов 

Чиновники России и оккупированного Крыма никак не могут договориться, нужна им вода или нет. Паника среди политических верхушек оккупационной власти по поводу дефицита пресной воды в Крыму достигла апогея 12 августа 2019 года. Постоянный представитель Крыма при президенте России Георгий Мурадов на заседании по улучшению инвестиционного климата полуострова заявил, что собирается обратиться к Кремлю с просьбой начать переговорный процесс с Украиной по снятии водной блокады и открытии шлюзов Северо-Крымского канала. При этом прозвучал новый аргумент: вода в Днепре — российская. 
«Мы хотели бы просить помочь начать зондаж, может быть, переговорный процесс с украинской стороной о том, чтобы они нашу воду пропускали в Крым. Это не вода реки Днепр, которая принадлежит Украине, это наша вода, идущая с территории РФ», — заявил он.

Справедливости ради стоит сказать, что Днепр на самом деле берет свой исток на территории России, и протекает по землям Беларуси и Украины. По данным анализа Представительства ООН ГЭФ в Украине, более 57% бассейна Днепра, вместе со всеми притоками, находится на территории Украины. Более того, Украина — последняя страна, которая принимает сток Днепра после коммунального и промышленного использования соседними странами: Беларусью и Россией. Согласно данным украинского Госводагентства, Киев взял на себя самые затратные обязательства по очищению и подготовке водных ресурсов для потребностей населения, в том числе для крымчан.

Надо отметить, что Днепр не дает покоя Мурадову с октября 2018 года года. Тогда он внес предложение перекрыть Днепр на подходе к Украине и направить воду из притока Днепра-Десны в приток Волги — Оки. Мурадов считал возможным таким образом компенсировать дефицит пресной воды в Крыму. Правда как именно вода из Оки должна оказаться в Крыму — он не рассказал.

Интересно, что недели за две до этого, еще один крымский «деятель», а именно руководитель госпредприятия «Вода Крыма» Владимир Баженов толкал пафосную речь о том, что днепровская вода Крыму не нужна, даже если Украина сама предложит, оккупанты ее не возьмут. Мол Москва строит на полуострове систему водоотведения и очистные сооружения, которые не рассчитаны на ядовитую от химикатов воду из Днепра. 
«Днепр теперь является мощнейшей канализацией всей Украины. Вы же не забывайте, что Украина — страна аграрная, нет ни одного сельхозпроизводителя, который выращивает что-то без применения ядохимикатов. Специфика левого и правого берега Украины такова, что это всё равно стекает в Днепр, — сказал Баженов. — Представляя, в каком состоянии находятся их очистные сооружения, представляя, насколько там всё нехорошо, оценивать качество воды там я сейчас не возьмусь».
Такое же мнение разделяет и де-факто глава Крыма Сергей Аксенов. Попытку лишить более двух миллионов человек пресной воды Аксенов назвал в своем Facebook «формой государственного терроризма», а водную блокаду Крыма — «частью антироссийской стратегии Запада». 
Одновременно с заявлением Мурадова, депутат Госдумы от Крыма Михаил Шеремет обратился к украинской стороне с предложением отменить водную блокаду и обсудить вопрос возобновления поставок воды в регион. Обосновал он это заботой о сельском хозяйстве соседней Херсонской области Украины, которая якобы страдает от перекрытия Северо-Крымского канала больше Крыма.

Ответ Украины

Пока российские чиновники ругаются между собой и пытаются решить нужна ли аннексированному Крыму вода из Днепра, украинское руководство в очередной раз напомнило оккупантам, что шлюзы Северо-Крымского канала поднимут исключительно после полной деоккупации полуострова.
Представитель президента Украины в АР Крым Антон Кориневич заявил, что все претензии государства-оккупанта на днепровскую воду не имеют какого-либо правового или международно-правового основания. Во-первых, Крым не является территорией России, в связи с этим, РФ не имеет права поднимать любого рода межгосударственные вопросы связанные с полуостровом. 
«Вопросы, связанные с Крымом, может поднимать только государство-суверен, то есть Украина», — заявил он. Корниевич также подчеркнул, что русло реки впадает в черное море, а не проходит по территории полуострова.
«Река Днепр не течет по территории Крыма. Украина перекрыла не русло реки Днепр, а перекрыла технологическое сооружение (канал), который находится на территории Украины. На это Украина имеет полное право. По всем подсчетам, пресной воды в Крыму для потребностей населения хватает. В целом, именно государство-оккупант должно отвечать за обеспечение оккупированной территории всеми необходимыми ресурсами», — подытожил Кориневич.


А руководитель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров напомнил:
«Прекращение поставок днепровской воды на Крымский полуостров в марте 2014 года, а затем осуществленная ​​с 20 сентября 2015 года крымскотатарской и украинской общественностью товарная блокада Крыма, и несколькими месяцами позже — полное прекращение поставок электроэнергии во временно оккупированный Крым, удорожило российским оккупантам ежегодное содержание оккупированного ими Крыма на несколько миллиардов (!) долларов».
«Поэтому, не думайте, даже гипотетически, обсуждать тему возможной поставки воды, электроэнергии или восстановления железнодорожного сообщения между материковой Украиной и Крымом вне темы безусловной, полной и немедленной деоккупации Крыма и восстановления государственного суверенитета Украины над Крымским полуостровом и прилегающими водами Черного и Азовского морей», — заявил Чубаров.


Каково это, без «грязной» воды из Днепра?

Паника оккупационных властей понятна, ведь полуостров действительно страдает серьезным обезвоживанием. В 1954 году эта проблема была решена вводом в эксплуатацию Северо-Крымского канала. Тем самым было остановлено засоление почвы. Воды Днепра законсервировали соль на низких пластах грунта. Таким образом, земля стала пригодной для земледелия.

Годовной расход Северо-Крымского канала — 300 кубов в секунду, это 5 железнодорожных цистерн по 60 тонн. Фактически Украина на 85% обеспечивала полуостров пресной водой. После аннексии Крыма, украинские власти перекрыли Северо-Крымский канал, тем самым заблокировали главную водную артерию полуострова. Это во многом поставило под удар сельское хозяйство, которое приносило немалый доход в бюджет и обеспечивало население рабочими местами.

Картинки по запросу северо-крымский канал

Пострадали наиболее влаголюбивые и прибыльные культуры, такие как рис, соя и кукуруза. Однако, так называемый глава Крыма Сергей Аксенов гордо заявил этим летом, что нет никакого недостатка воды, а сельское хозяйство уже давно приспособилось выживать без воды из Днепра. Думаю, что у аграриев всего мира накопилось много вопросов к оккупационному чиновнику, потому что как ему удалось «уговорить» влаголюбивые культуры произрастать без воды в засоленой почве — науке не известно. Вопросы, наверное, возникают и у так называемого министра сельского хозяйства Крыма. Потому что по его данным ситуация совершенно другая — из-за перекрытия канала на полуострове в 30 раз уменьшилась площадь орошаемых земель, с 450 тысяч га до 15 тысяч гектаров.

Пытаясь выйти из положения, оккупационные власти вынуждены бурить скважины для добычи артезианской воды, но ее запасы стремительно иссякают, подземные водные горизонты засоляются. В Первомайском, Раздольненском, Советском, Черноморском, Сакском, Кировском, Симферопольском и Красноперекопском районах добыча воды из скважин и вовсе не представляется возможным, так как засолены даже глубинные слои.

Российский независимый эксперт, кандидат геолого-минералогических наук Юрий Медовар в комментарии Qiriminfo раскритиковал идеи де-факто властей Крыма касаемо водоснабжения полуострова: «Сейчас есть три предложения по снабжению Крыма водой. Первое — построить дамбу и изменить направление течения рек (с севера на юг), русло которых проходит рядом с каналом. По идеи оккупационных властей, вода при этом должна пойти по руслу Северо-Крымского канала. Но в этом случае весь север Крыма останется без воды. Второе — перебрасывать воду из водозаборов (система скважин для добычи пресной артезианской воды, — ред.). Это дорогое удовольствие. Артезианская вода пригодна для питья, пускать ее по каналу для технического использования — это безумие. Третья идея состоит в том, чтоб опреснять солоноватые подземные воды. Это колоссальный расход электроэнергии для обслуживания опреснительных сооружений».

Дефицит пресной воды в конце лета 2018 года привел к химической катастрофе на севере аннексированного полуострова. На заводе по производству диоксида или двуокиси титана (TiO2) «Крымский Титан» произошел выброс ядовитых химикатов. Дело в том, что отходы производства после обработки ильменитового концентрата серной кислотой сбрасывались в специальный кислотонакопитель (42 квадратных километра), где их разбавляли большим объемом воды. Под воздействием солнца, вредоносные вещества практически незаметно испарились. Спустя год, жители Армянска по-прежнему жалуются на странный запах и плохое самочувствие.
Огульно аннексировав Крым, россияне были не готовы нести полный объем ответственности по обеспечению жителей полуострова всеми необходимыми ресурсами. Крым не может быть отделен от Украины, без нее полуостров засыхает. Имперские амбиции страны оккупанта губят уникальный полуостров, постепенно превращая его в пустыню непригодную для жизни.

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев