Вы находитесь:

Полуостров цвета хаки. Всекрымская милитаризация

Апрель 19, 2019 10:16 0 336
Создать образ внешнего врага и воина освободителя — эта стратегия милитаризации оккупационных властей Крыма просматривается с первых месяцев аннексии полуострова. 9 мая, день «воссоединения с Россией», 23 февраля, а также годовщины создания воинских частей и вооруженных конфликтов — это лишь малая часть военных праздников на полуострове.

В ходе массовых гуляний, проходят парады, шествия военных и парамилитарных формирований, выставки боевой техники, конкурсы по сборке и разборке автоматов, церемонии награждения «Народного ополчения» и казаков всевозможными медалями. В местах проведения праздничных мероприятий и в торговых центрах ведется активная продажа сувенирной продукции — игрушек и брелоков с изображением так называемых «вежливых людей», а также футболок с российскими военными и президентом РФ.

Картинки по запросу день победы крым

Фото: Ялта, 9 мая 2018 г.

Такие действия по мнению политолога Евгении Горюновой вполне предсказуемы:

В России милитаризация стартовала давно, хотя и в меньших масштабах, а Крыму теперь приходится догонять. На первом этапе россияне быстро поставили всех мужчин на военный учет, затем начали проводить сборы резервистов, но это вызвало недовольство. Поэтому сегодня для взрослых используются постоянные парады военной техники и демонстрация оружия — мужчин всегда привлекают такие «игрушки». А также масштабные акции «бессмертного полка» в сочетании с лозунгами «не забудем, не простим» или «можем повторить». Эти «победные акции» направлены на формирование у крымчан сопричастность к «подвигу дедов», который они обязаны повторить, если это потребуется.

Отдельно стоит отметить военные учения, которые нередко проходят в Крыму. Оккупационные СМИ активно освещают эти мероприятия, зачастую ведется прямая трансляция. Однако в кадр не попадают случаи жалоб местных жителей на действия военных во время учений. Так 5 сентября жители Керчи услышали сильные взрывы, в домах дрожали окна, небо патрулировали самолеты. Как выяснилось позже, жить в условиях приближенных к военным действиям им пришлось еще месяц. Дело в том, что оккупационные войска, без предупреждения местных жителей, начали тридцатидневные учения с участием около 5000 артиллеристов российского ЮВО (Южный военный округ РФ).

Последние военные учения, в которых были задействованы свыше 1,5 тысяч десантников, более 300 единиц боевой техники, а также самолеты военно-транспортной авиации, вертолеты армейской авиации и большие десантные корабли Черноморского флота прошли недалеко от Керченского пролива 25 марта. Интересно, что пресс-служба минобороны РФ нередко использует психологические приемы при описании военных учений, подчеркивая эффективность отдельных эпизодов программы. Используются такие обороты как «отдельно стоит отметить зрелищность», «наиболее ярким эпизодом станет» и т.д. А в интерпретации подконтрольных РФ СМИ, и вовсе, звучит как приглашение к просмотру на свежем воздухе.

Картинки по запросу военные учения крым

Фото: военные учения (facebook.com/mod.mil.rus)

В целом, мероприятия с участием военных проходя практически каждый месяц. Главная цель — демонстрация мощи страны-оккупанта, повышение престижа службы в российской армии, легализация в сознании людей аннексии Крыма и парамилитарных формирований. Кстати говоря, во имя этих целей оккупанты торжественно открыли ряд памятников и мемориальных досок в честь участников военных конфликтов. Первой подобной инициативой де-факто властей стал памятник «Народному ополчению Крыма». Он обошелся оккупационным властям Симферополя в 17 млн российских рублей (≈5,6 миллионов гривен). Подконтрольные РФ СМИ активно освещали закладку первого камня у основания монумента, а митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь даже освятил его. Кроме того, памятник российским военным торжественно открыли и в Бахчисарайском парке «Крым в миниатюре на ладони». Статуя представляет собой российского военного с котом в руках. Ее появление вызвало неоднозначную реакцию крымчан из-за двусмысленности расположения животного по отношению к телу силовика.

2

1

11 июня 2016 года (приурочено ко дню России) в Симферополе, с участием почетного караула, «Крымской самообороны» и духовенства, де-факто власти открыли памятник так называемым «вежливым людям». На мероприятии присутствовали сотни крымчан. Кстати говоря, автор проекта двухметровой скульптуры — депутат так называемого крымского парламента и по совместительству отец де-факто главы Крыма Валерий Аксенов. На изготовление и установку памятника было израсходовано 5 млн рублей (≈1.6 млн гривен). За сохранностью монументов внимательно следят, а за их порчу открывают уголовные производства. В конце января 2019 года 37-летний киевлянин Максим Сокуренко облил памятник вежливым людям в Симферополе красной краской. В результате скульптуру отмыли, а Сокуренко посадили. Де-факто МВД по Крыму возбудило против него уголовное дело по ст. 214 УК России (вандализм). Сейчас Сокуренко находится в СИЗО Симферополя. Вначале Сокуренко аргументировал свои действия недовольством российским режимом, но 15 апреля стало известно, что обвиняемый, спустя три месяца нахождения в СИЗО, изменил показания, заявив, что к оккупационной власти у него претензий нет. Однако смягчить приговор вряд ли удастся. Так называемый «гособвинитель» в комментарии оккупационному СМИ сказал следующее: «Нет и разговора об административном наказании — это уголовное дело».

Легализация аннексии происходит не только на площадях города, но и на фасадах домов. В Крыму создают муралы с изображением военных и президента РФ. Подписывают свои «шедевры» художники предсказуемо — «Крым наш». Зарплату создатели уличных картин получают по сути из бюджета РФ. Их нанимают на работу для реализации проекта «Сеть», который через систему грантов получает государственное финансирование.

Cтрашная плата за Крым: появилось интересное видео из России

Фото: Симферополь, 17 августа 2015

Героизация российских оккупационных войск и легитимация аннексии Крыма на голубых экранах достигла своего апогея с выходом в прокат в сентября 2017 года художественного фильма «Крым», снятого по заказу министра оборон РФ Сергея Шойгу, с одобрения администрации президента РФ и лично Владимира Путина. Бюджет картины составил 400 млн рублей (≈167 млн гривен). Несмотря на активную рекламу, в которую, кстати сказать, вложили еще 150 млн рублей (≈62,5 млн гривен), фильм зрителям «не зашел». В результате чего, власти РФ решили действовать проверенным способом — организовывать добровольно принудительные показы для школьников, студентов и военнослужащих. Российские власти также использовали фильм в качестве косвенной агитации в день тишины перед выборами президента страны, которые, по парадоксу судьбы, совпали с годовщиной аннексии Крыма. Кроме того, после выпуска фильма, руководство сайта «Кинопоиск» (крупнейший российский интернет портал о кино) сообщил о взломе учетных записей для накрутки рейтинга фильма.

Вторая немаловажная часть стратегии милитаризации сознания крымчан — формирование образа внешнего врага: украинских «шпионов» и «диверсантов», от которых, собственно, и готовы защищать население героизированные оккупационные войска и парамилитари. Первым псевдодиверсантом в глазах оккупационных властей стал крымский татарин Редван Сулейманов. Его задержали 30 июля 2016 года в аэропорту Симферополя. Спустя 2 недели ФСБ РФ разослало по российским федеральным СМИ видео, где Сулейманов, со следами физического насилия, дает признательные показания в том, что якобы был завербован украинской разведкой для передачи информации о передвижении российской военной техники и поиска места для закладки взрывчатки в аэропорту и на вокзале Симферополя. До суда Сулейманов дошел уже с обвинением в ложном сообщении о теракте. Позже он был осужден на 1 год и 8 месяцев колонии. 10 августа того же года Спецслужбы РФ заявили о еще более громких задержаниях. ФСБ сообщила о предотвращении терактов на «критически важных объектах инфраструктуры и жизнеобеспечения полуострова», которые якобы готовило Главное управление разведки Минобороны Украины. В ходе операции российские силовики задержали Евгения Панова, которого тогда назвали организатором диверсионной группы, и его «сообщника» Андрея Захтея.

11 и 12 августа 2016 российские телеканалы активно транслировали видео с признательными показаниями задержанных. Позже Панов и Захтей заявили, что дали признательные показания после пыток. «Били железной трубой в области головы, спины, почек, рук, ног, затягивали наручники сзади до онемения рук, подвешивали за наручники: сгибали мои ноги в коленях, застегивали наручники спереди чуть ниже колен и вставляли под колени железную палку, после чего двое мужчин, взявшись с двух сторон, поднимали эту палку и меня, от чего я испытывал дикую боль» — рассказывал потом Евгений Панов адвокату. 13 июля 2018 года Евгения Панова осудили на 8 лет строгого режима по части 1 статьи 30 — пункту «а» части 2 статьи 281 (приготовление к диверсии в составе организованной группы), части 3 статьи 30 — части 3 статьи 226.1 (покушение на контрабанду оружия в составе организованной группы) и части 3 статьи 222 российского УК (незаконный оборот оружия в составе организованной группы). Андрею Захтею приговор вынесли 16 февраля 2018 года — 6,6 лет по ч. 1 ст. 30 — ч. 2 ст. 281 («Приготовление к диверсии»), ч. 3 ст. 222 («Незаконный оборот оружия или боеприпасов»), ст. 324 («Приобретение и сбыт официальных документов и госнаград») и ст. 327 («Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов»).

Фото: Евгений Панов и Евгений Захтей

Фото: Евгений Панов и Евгений Захтей


Аресты и признательные показания дали повод президенту России Владимиру Путину обвинить Киев в «переходе к террору» в Крыму. За шпионов и диверсантов российские власти пытаются выдать бывших военнослужащих и аналитиков, работающих в военной тематике. На сегодняшний день обвинительные приговоры за якобы подготовку диверсий в Крыму вынесли 8 крымчанам среди них: Александр Стешенко, Евгений Панов, Андрей Захтей, Владимир Присич, Дмитрий Штыбликов, Алексей Стогний, Глеб Шаблий. 4 апреля 2019 года оккупационный суд вынес приговор Владимиру Дудке и Алексею Бессарабову в виде 14 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

В течении нескольких недель с информационной сетки оккупационных СМИ не сходила тема так называемого дела «крымских диверсантов». На телевизионных ток-шоу в прайм-тайм часами обсуждали задержанных, обвиняли Украину в агрессии и подготовке терактов. Оккупационные власти таким образом демонстрируют, что «враг не дремлет» и только и ждет удобного повода, чтобы «нанести удар великой и могучей России». Такие тезисы не только позволяют усиливать в сознании ряда крымчан негативный образ Украины, но и обосновать, в случае необходимости, военную операцию против нее. Спецоперации преподносятся как очередная победа бдительных спецслужб, которые стоят на страже интересов крымчан. Поэтому акции устрашения украинцев и крымских татар на полуострове в большинстве своем не трогают жителей полуострова: для многих из них ФСБ — защитник, а не организация, преследующая инакомыслящих. На формирование положительного имиджа силовых структур тратятся миллионы бюджетных рублей. Однако сейчас перед оккупантами стоит задача посерьезнее: воспитать из молодых крымчан армию, готовую в любой момент принять участие в любой военной авантюре Кремля. О том как оккупанты в Крыму запустили конвейер «производства детей для войны», в нашем следующем материале «Путинюгенд. Оккупированное детство».

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев