Вы находитесь:

Ислам в оккупации: как изменилась религиозная жизнь крымских татар после аннексии

Июнь 23, 2015 17:16 0 5303 Тарас Ибрагимов, QirimInfo
От рассвета и до заката, с половины третьего утра до половины десятого вечера – ни есть, ни пить, ни курить. На прошлой неделе у мусульман всего мира начался обязательный для верующих месячный пост. На материковой части Украины возросло число людей, для которых этот пост стал актуальным — за счет крымских татар, покинувших Крым после аннексии. QirimInfo выяснял, как изменился религиозный фон Украины с началом российской агрессии.

Крымские татары в подавляющем большинстве принадлежат к суннитам ханафитского мазхаба. Однако среди татар можно встретить и тех, кто исповедует салафизм. Большинство из тех, кто первыми покинули Крым по религиозным мотивам, - именно салафиты, а также сторонники партии Хизб ут-Тахрир, которая в России признана террористической организацией. Еще до оккупации полуострова эти две религиозные группы на общем мусульманском фоне Крыма подчеркивали свою независимость. К примеру, салафиты имели собственные мечети, где, по их словам, прихожане могли практиковать «чистый» ислам - свободный от исторических наслоений.

 

Что касается религиозной группы Хизб ут-Тахрир, которая более известна как политическая партия, то она действовала в Крыму уже достаточно длительное время. Несмотря на то, что в Украине ее деятельность разрешена, партия остается замкнутой организацией. По неофициальным данным, до аннексии полуострова среди крымских татар насчитывалось около 1,5 тысячи ее сторонников. Благодаря своей популистской риторике, которая сводится к идее построения Халифата во всем мире, партия получила большую популярность среди молодежи. Сегодня сторонники Хизб ут-Тахрир частино перенесли свою деятельность из Крыма на Западную Украину.   

 

После переезда, попав в другую религиозную среду, они тем более держатся отдельно, что часто вызывает проблемы с интеграцией в немусульманское общество. Известны случаи, когда салафиты через местные органы власти пытались получить разрешение на раздельное или полностью дистанционное обучение для своих детей в городах или селах, куда им пришлось переехать. Иногда этот процесс проходит не совсем гладко.    

 

Религиозность, проявленная в этикете  

 

По мнению редактора сайта «Ислам в Украине» Дилявера Саидахметова, главная проблема заключается не в отсутствии религиозной терпимости или нетолерантном отношении, а в уровне как религиозной, так и общей образованности мусульман и христиан. «Более 70 лет запрета на религию и пропаганды атеизма в совокупности с телевизионной картинкой, которая часто изображает мусульман в негативном свете, могут приводить к случаям взаимного непонимания», - объясняет он.  

 

Среди крымских татар есть часть людей, которые строго следуют религиозным предписаниям. Вместе с тем есть и те, для кого ислам сохранился на поверхностном уровне восприятия и проявляется в соблюдении исламского этикета (например, в воспитании детей или уважении к старшим) и отмечании больших религиозных дат. Далеко не каждый крымский татарин начинает свой день с чтения Корана. «Однако большинство, около 80%, все же пытается раз в неделю ходить в мечеть, помнить о больших праздниках, соблюдать пост и избегать больших грехов», - рассказывает Саидахметов.   

 

Впрочем, крымские татары независимо от того, соблюдают они нормы ислама или нет, подчеркивают свою принадлежность к мусульманскому сообществу и, в конце концов, к мусульманским странам тоже. Это важная часть их мировоззрения и жизненная позиция. «Для крымских татар религия осталась одним из факторов самоидентификации. Урумы - греки, которые жили в Крыму, - тоже разговаривали на крымскотатарском, однако были христианами и этим отличались от крымских татар», - рассказывает Саидахметов.    Соответственно, чем больше будет усиливаться давление на религиозную жизнь в Крыму, тем больше крымских татар будет выезжать с полуострова. Однако эта тенденция относится в основном к молодежи. Старшее поколение неохотно заводит речь о возможном переезде.   

 

Не так давно Верховный суд Мордовии (РФ) запретил школьницам региона носить хиджаб. Мусульмане Крыма, оказавшись в законодательном поле России, опасаются, что такие запреты в недалеком будущем коснутся и их. До аннексии полуострова, никаких вопросов по поводу ношения хиджабов в школах Крыма не возникало.  

 

«Некоторые родители оценят это как посягательство на свободу вероисповедания и для сохранения своей культуры и религии будут вынуждены покинуть Крым. Украина должна понять: если она не создаст привлекательных условий для крымских татар, то они покинут страну. Это большой плюс для Украины, что татары переезжают на материковую территорию, а не далее», - разъясняет координатор комитета духовных ценностей Землячества крымских татар Эльвин Кадыров.  

 

Выехав с полуострова, крымские татары в основном легко адаптируются к новой религиозной среде. «Уровень религиозной терпимости в Украине в отношении крымских татар достаточно высок. Здесь я сознательно отличаю крымских татар от мусульман других стран, поскольку антропологически они не очень отличаются от украинцев, больше похожи на европейские народы», - объясняет Саидахметов.    

 

Ностальгия с религиозным оттенком  

 

С наступлением священного месяца Рамадан религиозное сознание мусульман закономерно обостряется. В первый день поста в один из исламских центров Киева, в котором находится и мечеть, десятки мусульман небольшими группами пришли на вечернюю молитву и праздничный ужин. Среди прихожан мечети много крымских татар, в том числе и тех, кто недавно покинул Крым.  

 

«В Киеве у всех плотный рабочий график. Когда у тебя много дел, найти место для молитвы сложно и неудобно. Мечеть удается посетить раз в неделю, в пятницу. Но сейчас Рамадан, поэтому буду здесь чаще, конечно», - рассказывает крымский татарин Ибрагим, переехавший в Киев девять месяцев назад.  

 

По его словам, чуть ли не каждую пятницу он встречает в мечети знакомых крымских татар. «Конечно, религиозное сознание у каждого разное, но большинство старается быть частью общины. Контактируем через социальные сети: люди ищут, где можно помолиться, приобщиться к пятничной проповеди. В Киеве есть имамы, которые переехали из Крыма», - говорит Ибрагим.  

 

В больших городах, таких как Киев или Львов, религиозные заботы крымских татар, переехавших из полуострова, сводятся скорее к ностальгии по привычной культурной среде. «В Крыму я чувствую себя более комфортно, как дома. Я знал, что до намаза у меня осталось 20-30 минут, и был уверен, что успею к мечети. В Киеве сначала было сложно сориентироваться, где находится мечеть, как туда добраться, сколько это занимает времени. Сейчас я вхожу в комфортную для себя зону», - рассказал другой крымский татарин Ильяс, который перебрался в Киев всего несколько недель назад.  

 

Несмотря на решение покинуть оккупированный полуостров, оба собеседника внимательно следят за событиями на малой родине и сходятся в том, что репрессии на религиозной почве в Крыму не спровоцируют обратной реакции среди крымских татар, которые там остались. «Крымские татары исторически воспитаны так, что они очень миролюбивы, нас сложно спровоцировать. Едва ли не каждую неделю можно прочитать новость о том, что одна мечеть разрисована, другая подожжена. Мы с мудростью и терпением относимся к таким поступкам. Это спасает и помогает», - объясняет Ибрагим.  

 

О том, что с переездом на материковую Украину проблемы в религиозной жизни крымских татар никуда не исчезли, а всего лишь сместился их акцент, охотнее рассказывают представители общественного сектора. По мнению Эльвина Кадырова, в связи с тем, что крымские татары снова переезжают с исторического ареала проживания, существует опасность их ассимиляции. «Подобное случилось в Польше и Литве, где татары сегодня не знают своего языка, культуры и традиций. Они это все потеряли. Единственное, что их сохранило - то, что они мусульмане», - объясняет общественный активист.  

 

Кадыров отмечает, что в регионах компактного проживания крымских татар существует острая потребность в открытии мечетей, крымскотатарских школ и культурных центров. В качестве примера он приводит затяжной процесс возвращения мусульманской общине мечети в Днепропетровске. Сегодня в помещении находится детская спортивная школа. Похожая ситуация в Херсоне, где местные власти не идут на контакт в вопросе выделения помещения для крымскотатарского культурного центра.  

 

Кроме того, общественный активист отмечает, что часть украинцев верит в мировые стереотипы про мусульман и арабский мир в целом, которые порой проектируются в том числе и на крымских татар. «Татары должны знакомить местных жителей, сообщество, в котором живут, со своей религией, духовным этикетом. Тогда отношение к исламу и мусульманам в украинском обществе изменится к лучшему», - резюмирует Кадыров.  

 

Борьба за влияние

 

Непростой остается ситуация и на уровне духовных управлений, занимающихся религиозными делами мусульман. По законодательству все управления равны между собой, а должности верховного муфтия Украины - человека, который представлял бы интересы всех мусульман – не существует. До оккупации Крыма и войны на Донбассе в Украине насчитывалось семь религиозных управлений. В теории это выглядит следующим образом: вокруг компактного проживания мусульман (условно от 2-3 тысяч) создают религиозную общину, а уже на основе нее – религиозное управление, которое призвано заниматься религиозной жизнью мусульман.  

 

Однако на практике и в условиях российской агрессии этот процесс происходит значительно сложнее и драматичнее. Например, появилась должность «Верховного муфтия ДНР», а Духовное управление мусульман Крыма вытесняют с полуострова, заменяя его на лояльный к оккупационной власти Таврический муфтият.

 

Противостояние между главными духовными управлениями существовало практически всегда. Еще в 1994 муфтий Ахмад Тамим выступил с инициативой создать должность Всеукраинского муфтия, что закономерно вызвало волну возмущения среди мусульман Крыма, где духовным лидером был ныне покойный Сеитджелил Ибрагимов. Для крымских татар было непонятным, как их муфтием может стать человек, который относится к другому религиозному течению - хабашизму, не является представителем их национальности и к тому же не проживает в Крыму.  

 

Не найдя поддержки среди мусульман полуострова, Ахмад Тамим пошел другим путем и создал формально независимый, а фактически подконтрольный ему Духовный центр мусульман Крыма. Сегодня эта организация более известная как Таврический муфтият является одним из рупоров России на религиозном поле Крыма и приложила немало усилий, чтобы создать миф о радикально настроенных крымских татарах. На сайте организации можно найти красноречивое письмо обращение к ДУМКу с просьбой объяснить свое отношение к «сектантским группам Хизб ут-Тахрир, ваххабитам и Джамаат-аль-Исламия». Следует отметить, что сам Тамим неоднократно делал публичные заявления к мусульманской общественности с просьбой не политизировать религию.  

 

В конкуренции между духовными управлениями набирает влияние Духовное управление мусульман Украины «УММА», которое возглавляет Саид Исмагилов. На фоне существующих споров «УММА» выбрала для себя стратегию наблюдателя, отчего однозначно только выиграла. Кроме того, заявленная ??муфтием Исмагиловым четкая проукраинская позиция и активная медийная деятельность лишь добавляют ему популярности среди крымских татар, которые покидают Крым.  

 

«В свое время «УММА» пошла на контакт с ДУМК. Для крымских татар это был первый знак: наш муфтий здоровается с ним, значит, этому человеку можно доверять. У Саида Исмагилова всегда были хорошие отношения с муфтием Крыма, чего нельзя сказать об отношениях муфтия Крыма и Тамима», - объясняет Дилявер Саидахметов.  

 

Фактически на религиозном поле Украины сегодня осталось два влиятельных управления – «УММА» и ДУМУ. По словам Саидахметова, может показаться, что конфликт углубился, но он скорее перешел на другой уровень. В целом религиозная жизнь крымских татар за последние полтора года претерпела хотя и не заметную на первый взгляд, однако значительную по своей сути трансформацию.     

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев