Вы находитесь:

Полуостров несбывшихся надежд

Июнь 15, 2015 15:58 0 2110 Ибрагимов Тарас, QirimInfo
Сегодня тема аннексированного Крыма вызывает усталость как внутри Украины, так и в мировом сообществе. Это свидетельствует о том, что ни Запад, ни Украина, ни Россия не понимают, что делать с теми вызовами, которые перед ними ставит Крым. Более того, сами жители полуострова оказались растерянными в условиях той новой реальности, в которой им теперь приходится жить.

В надежде на санкции

Проблема Крыма до сих пор не выпадает из дискурса международного сообщества, непрерывно артикулируется мировыми лидерами, заявления которых звучат в уже привычном тоне осуждения. Западные политики, привыкшие решать проблемы дипломатическим путем, не смогли предложить действенную стратегию возвращения полуострова Украине даже после года оккупации. Единственным эффективным мероприятием в этом направлении пока остаются введенные против России санкции, и Запад осознает это. В частности, лидеры стран «Большой семерки» на недавней встрече вновь обсуждали тему Крыма и возможные варианты усиления политических и экономических ограничений в отношении РФ.

Евроатлантическое сообщество надеется, что в результате полной изоляции Россия таки откажется от своей агрессивной политики. Однако политический эксперт Московского Центра Карнеги Александр Баунов считает, что сегодня в РФ есть все предпосылки для того, чтобы санкции подействовали с точностью до наоборот. Общество воспринимает экономические трудности, которые переживает страна, как признак величия в цивилизационном противостоянии с Западом. Публицист, политический обозреватель Павел Казарин дополняет этот тезис: «Крым будут кормить до последнего, ведь он теперь главное доказательство того, что РФ — это империя». Поэтому Крым пока остается примером патовой ситуации в конфронтации между Западом и Россией.

Почему российская оппозиция видит Крым в составе РФ?

Недавно один из лидеров российской оппозиции Алексей Навальный заявил, что Крым невозможно вернуть Украине без проведения повторного референдума. Другой оппозиционер Илья Яшин во время своего визита в Киев предложил распространить на полуостров суверенитет одновременно и Украины, и России. Позиция Михаила Ходорковского давно известна и тоже не в пользу Украины.

Такие заявления лидеров российской оппозиции, как минимум, вызывают удивление. Категорическая позиция по Крыму в сочетании с общей критикой политики Кремля наоборот способствовала бы росту электоральной поддержки внутри России и одобрению на мировой арене. В конце концов, если сегодня россияне продолжают поддерживать аннексию полуострова, то это не означает, что их позиция останется неизменной.

Павел Казарин отмечает, что ни Навальный, ни Яшин не готовы говорить о возвращении Крыма именно потому, что они в первую очередь политики: «Крым — это игольное ушко для политика. Каждый, кто в РФ скажет, что его надо вернуть Украине, лишится шансов быть избранным. Каждый, кто скажет, что Крым российский, станет нерукоподаваемым на Западе». Также он приводит сравнение: «Русскому политику назвать Крым украинским — все равно, что армянскому назвать Нагорный Карабах азербайджанским».

С ним соглашается и политолог Андрей Самброс: «Никто никогда добровольно землю не отдает. Таким образом политик попадает на страницы учебников истории как национальный предатель. Это самоубийство и в прямом, и в переносном смысле для любого российского политика».

Украина и Крым — отсутствие точек соприкосновения

Такие же противоречия существуют и в позициях Украины по Крыму. Год назад аналитики постоянно повторяли, что мы потеряли Крым из-за отсутствия единой государственной политики относительно полуострова. Сегодня ситуация практически не изменилась: государственная политика сводится к констатации факта «Крым — это Украина». Та же проблема существует и на уровне общества: оно или воспринимает полуостров как надолго утраченную территорию, или считает его аннексию менее актуальной проблемой, чем война на Донбассе. В частности, опрос Киевского международного института социологии показал, что более 23% считают украинский Крым потерянным навсегда. Зато 21% убежден, что Крым можно вернуть только в случае проведения успешных реформ на материковой части Украины.

Советник министра информполитики Сергей Костинский настаивает, что Крым не удастся вернуть без диалога с самими жителями полуострова. «С крымчанами стоит говорить на те же темы, что и до оккупации: о коррупции оккупационной власти, о правовом беспределе в регионе, о низком уровне квалификации коллаборационистов, об их неэффективной социальной и экономической политике, о невыполненных обещаниях», — отметил он в материале для издания «Крым.Реалии».

Костинский говорит, что «политические настроения крымчан имеют динамический характер, и как только ситуация пошатнется в сторону Украины, даже самые ярые украинофобы будут вынуждены пересмотреть жизненные позиции».

Этот тезис косвенно подтверждает и Казарин. Журналист говорит, что среди крымчан действительно растет уровень недовольства, в частности, из-за отсутствия инфраструктурных реформ, коррупции и рейдерских атак. Однако, как ни парадоксально, это недовольство не проецируется на Кремль, а направляется на местных руководителей. Срабатывает формула «царь хороший, а бояре плохие».

В свою очередь американский политолог Марк Галеотти в интервью «Радио Свобода» прогнозирует, что незаконные действия крымской власти будут только усиливаться, ведь политическая элита полуострова или сформирована из бывших криминальных кругов, или действует в тесной связке с последними. «Политические элиты Крыма срослись с крупным бизнесом и организованной преступностью. Бандиты, которые сотрудничают с местными властями, укрепляют ее, а затем, как кажется Кремлю, — укрепляют и центральную власть», — объясняет эксперт.

Вместе с тем, по мнению специалистов, сценарий народного восстания, массовых протестов в Крыму практически невозможен. Павел Казарин аргументирует это тем, что на полуострове отсутствует политическая оппозиция, которая способна канализировать протесты и выводить людей на улицы. Еще одна весомая причина — силовые структуры полуострова. Политическая традиция России, как известно, — подавлять любые внесистемные митинги, не санкционированные сверху.

Деукраинизация Крыма

Наиболее драматичной остается ситуация с проукраински настроенной частью крымчан. В программах учебных заведений полуострова украинский язык целенаправленно сокращается. В Крыму практически не осталось школ, где обучение ведется на украинском языке. Аналогичная ситуация со СМИ, большинство которых были вынуждены переехать на материковую Украину. Процесс деукраинизации охватил без преувеличения практически все сферы жизни Крыма. За открытую проукраинскую позицию местные активисты преследуются как в рамках правового поля, так и вне их. Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Валерия Лутковская назвала Крым «полуостровом страха».

Чтобы хотя бы минимально сохранить национальное движение на полуострове проукраинские крымчане должны воспользоваться опытом борьбы крымскотатарского народа, считает Андрей Самброс. Как один из возможных вариантов улучшения ситуации, политолог называет создание в Крыму украинских национальных структур по примеру Меджлиса.

Крымские татары — это сторона конфликта, которая наиболее объективно оценивает существующую ситуацию. В конце концов, крымцы при любой власти привыкли держать дистанцию ??от государственных структур и жить в своем замкнутом кругу. По мнению Павла Казарина, «сегодня они выступают в роли коллективной фронды, не принимают новый статус полуострова». Если позиция крымских татар проявляется как тихий протест, бойкот, то позиция официальных властей кардинально другая.

В свое время Мустафа Джемилев отмечал, что по отношению к крымским татарам Россия имела две стратегии. Первая сводилась к возможности договориться, другая предусматривала репрессии, запугивание и внесение раскола в сообщество. Сегодня мы наблюдаем последний вариант. В дополнение к существующим притеснениям пропаганда в Крыму пытается создать новый миф о радикальных татарах, которые в порыве ненависти возьмутся за оружие.

Общественный активист Абдурешит Джеппаров в интервью изданию «Спектр» так характеризует эту ситуацию: «Пропагандисты пугают, что будет дагестанский сценарий – мол, мы возьмем автоматы, пойдем в горы. Но это не Кавказ, крымские татары так не делают. Сейчас в Крыму пытаются найти салафитов. Где хоть одна жертва этих радикальных мусульман?»

При данных условиях наиболее вероятным кажется прогноз журналиста Виталия Портникова. Он считает, что на фоне общего экономического упадка в Крыму крымские татары капсулируются, чтобы отгородиться он нарастающего безумия. Учитывая то, что местные власти так и не смогли сделать крымских татар ручными, отношение к ним остается как к деструктивному элементу, который разрушает картинку единства «русского мира». Поэтому репрессии против них вряд ли прекратятся, что заставит крымских татар выезжать из зоны риска.

Статистика показывает, что в настоящее время Крым покинуло более 20 000 человек, половина из которых — крымские татары. По неофициальным данным с полуострова выехало 40 тысяч крымчан.

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев