Херсон: +3 8(095) 277-53-55

Консультація по Skype виключно
для тих, хто знаходиться у Криму.
Акаунт для звернень: krymsos_legal

 

Консультація психолога

+3 8 (050) 867-84-28

(Viber, Telegram, Whatsapp)

psiholog@krymsos.com

Приезжие поселились

2 / 07 / 2015

Иван Ампилогов для QirimInfoРоссияне всегда приезжали в Крым, но никто не думал, что они когда-нибудь станут там хозяевами. Согласитесь, это не одно и то же: приезжать в гости, пусть и не всем довольным, а тут вдруг почувствовать себя как дома. Местное население это очень хорошо на себе ощутило.  Россияне ездили в Крым давно и очень его любили. Притом всегда были в нем дачниками. Многочисленные стихи и прозаические отрывки посвящали по большей части природе, жители этих мест мелькали где-то вдали, в общем неинтересные, иногда нужные, иногда забавные. Как садовники или прачки. И в 90-е, когда россияне вдруг осознали, что Крым не входит в их страну территориально, они часто приставали к местным: “Ну, как вам без нас?”. Крымчане, не выходя из роли простоватой прислуги, мялись, но соглашались, что не сладко. Более всего таких разговоров происходило на Южном берегу, где столкновений было больше; россияне принимали слова местных за чистую монету, а им говорили лишь то, что те хотели услышать. И вот сейчас москвичи и россияне недоумевают, почему их в Крыму недолюбливают. Оказывается, крымчане не такие уж искренние, как могло показаться по телевизору. Они обманывают, хитрят, непонятно, что они говорят у тебя за спиной. Все верно – они и раньше правду не говорили. Как поступает человек, к которому каждый год приезжают миллионы случайных по сути людей? Что им сказать, когда знаешь, что через неделю-другую и ты, и весь этот Крым останется для них воспоминанием, не важно, приятным или нет. Как к этим приезжим относиться, когда для тебя они – череда сменяющих друг друга, почти неразличимых персонажей? Погостили и уезжайте, мы тут сами разберемся. И это единственно нормальная позиция жителя популярного курортного местечка. И вот россияне стали хозяевами. Это касается и отдыхающих, поспешивших опробовать «новые земли» России, и военнослужащих, наполнивших гарнизоны, и чиновников. Последние две категории приезжают надолго, желая даже навсегда, с семьей, часто с тещами и тестями. Право же, они ожидали лучшего приема. Они ожидали от крымчан благодарности, мол, наконец-то нас к себе забрали, дружбы ждали, любви – но все оказалось не так. На работе, куда россияне поустраивались, с ними не очень-то общаются, дети в школах тоже с трудом вливаются в коллектив, даже соседи смотрят косо. Друзей новые крымчане находят среди таких же. Какое разочарование! Между собой старые крымчане этих новых обзывают всякими обидными кличками и исключают из своих компаний. Взаимонеприязнь растет. Но какие россияне приезжают в Крым на жительство? Есть несколько типов. “Неудачливый предприниматель”. Типичная ситуация: наладил (или говорит, что наладил) в Тюмени (а может, в Перми)  какое-то производство сверхпрочного покрытия для проезжей части (шведские технологии!) и вот приехал внедрять в Крым. Он решил, что теперь-то в Крыму они обязательно понадобятся. Крым должен стать образцом! Но выходит – не очень-то. Он уже ходил в министерства, но там как-то не особо. Контракт не предлагают. Он даже ловил министров при выходе с работы, но без толку. Министры-то старые еще, крымские, коренные, и их заместители тоже. Он думает, что это прямо-таки саботаж. Ведь в Крыму должно быть все самое лучшее! Тюменские министры – это, понятно, коррупционеры, но почему и крымские такие же, а то и больше! “Ставропольский полицейский”. Переведен приказом для усиления кадров. Имя, фамилия и акцент какие-то смутно кавказские. Перевод воспринял как поощрение, как почти отпуск, но, оказывается, не все так просто. Начальство сообщает о противоречивых настроениях. В России, Ставрополье просто: чечен там или ингуш – враг, потенциальный преступник а тут… Личный состав коллег – сомнительный, сформированный еще при Украине, население – наглое. Какие-то везде подводные камни. Вроде – русские, а верить никому нельзя. И ставропольский полицейский вдруг понимает, в чем дело – “они все хохлы!” Тип третий – “прогрессивный чиновник”. Молод, амбициозен, начитан. Приехал из одной из российских столиц, на волне обещаний “больших программ обустройства” и “колоссальных инвестиций”. Оказалось, из Крыма делают колоссальную военную базу. Куда не сунься, везде военные вмешиваются. Им никаких инвестиций и гражданского обустройства не надо, главное – чтобы режим секретности. Распределение дотаций тоже какое-то неясное, планы превращения всего в Гонконг медленно, но безвозвратно испаряются. И еще местные – не хотят ничего делать! Их только схемы и жидковатые потоки интересуют, как бы примазаться. Сначала еще стеснялись, а потом прямо так и говорят – вы, мол, приехавшие, не все понимаете. Врут с три короба, а не делают ничего. Вскоре такой романтический деятель уезжает, разочарованный. Кроме того, есть еще “офицерские жены”. Закаленные жизнью по местам дислокации, им все нипочем, и везде они недовольны. И в Крыму тоже. Ждали чего-то лучшего. Например, жилье с видом на море, а их отправили в Джанкой. Или – начальницы отделов городского образования. Приехали внедрять российские стандарты делооборота и воспитания. Тоже чужды своим подчиненным и часто срываются на крик. Россияне, раньше приезжавшие в Крым на время отпуска, решили поселиться. Отдельными группами они распределяются по нишам и углам крымской жизни. Но и их самих, и коренное местное население не покидает чувство, что все это ненадолго. Читайте также: Иван Ампилогов. Трещина. О крымских детях, родителях и учителях

Поділитись

Вибір редакції

Ще Статті