«Человеческой психике все равно, гражданский ты или военный…»

Ноябрь 09, 2015 14:41 0 2243 Юлия Федотовских, КрымSOS
Татьяна Руденко и Елена Павлишина — координаторы общественной организации «Свободный выбор», которая оказывает психологическую поддержку волонтерам, переселенцам, участникам АТО и их семьям. Мы встретились с девушками, чтобы узнать их историю: почему именно психологическая поддержка, как работает центр и в чем его особенности, как проходят занятия и что такое посттравматический синдром.
По теме

— Татьяна, расскажите о своей организации и чем она занимается?

Общественная организация «Психологическая поддержка и реабилитация "Свободный выбор"» существует уже около 2-х лет. Мы оказываем психологическую помощь переселенцам, участникам АТО и их семьям и волонтерам. В основной команде у нас 4 человека, но кроме того у нас есть ряд волонтеров и психологов.

— В чем суть вашей деятельности, какова цель?

Здесь все просто: мы должны помочь найти человеку внутренний ресурс для того, чтобы он адаптировался к новым условиям. Всем, кто к нам приходит, важно понять: как прежде уже ничего не будет и никто не знает, когда это все закончится. К новым жизненным обстоятельствам нужно адаптироваться, поэтому мы должны помочь людям найти в себе внутренние силы для этого. Поймите: мы работаем со здоровыми людьми, которые оказались в трудной ситуации. Здесь важно не путать психиатра с психологом. Психолог работает со здоровыми людьми, которые оказались в тяжелых жизненных обстоятельствах (на этапе сильного развития они еще называются «кризисами»), а психиатрия — это раздел медицины, и область работы у психиатра совсем иная.

— Кто чаще всего обращается за помощью в организацию?

Дело в том, что у нас нет разделения на военных и переселенцев. Знаете ли, человеческой психике все равно, гражданский ты или военный. У нас родину пошли защищать обычные граждане, которых до момента начала войны не готовили к боевым действиям – они не проходили отбор, как это происходит, к примеру, в ЦАХАЛ (армии обороны Израиля – прим. ред.).

К нам обращаются в основном женщины, есть и детки. Мужчин меньше.

— Расскажите о своей практике работы с военными. Так ли все страшно, как мы слышим вокруг?

Я вам скажу, что с военными на самом деле не все так страшно, как все привыкли думать. Есть такое страшное слово ПТСР – посттравматический синдром – оно сейчас у всех на слуху, но никто на самом деле не знает, что оно обозначает. ПТСР проявляется, по разным данным, в от 12% до 32% случаев, и в 50% случаев психика справляется самостоятельно. Очень важно помочь военным и мирным людям адаптироваться и абилитироваться (двигаться вперед - прим. ред.), приняв все произошедшие изменения, трансформировать свой новый опыт в качественно новую жизнь.

— Расскажите о своем участии в программе малых грантов от Агентства ООН по делам беженцев и КрымSOS

Все вышло очень случайно! На самом деле мы уже подавали заявку в КрымSOS на участие в схожей грантовой программе. Но тогда мы не прошли отбор. И вот неожиданно у меня звонит телефон, и нас приглашают подать заявку на участие в грантовой программе поддержки социальных инициатив. Как сейчас помню: заявку заполнили за вечер, отправили и забыли. Каково же было мое удивление, когда мне позвонили и сообщили, что заявка одобрена и проекту быть.

— Что изменилось с того времени?

Сказать по правде – мы хотели получить в первую очередь финансовую поддержку. Какое-то время мы могли все делать исключительно своими силами, да… Но получить поддержку для развития своего дела просто необходимо. Наконец-то у нас в офисе появился принтер, флипчарт, терапевтическая песочница и другие необходимые в работе вещи.

— Как развивался проект, как о вас узнавали люди?

Мы начали работать с волонтерами. Внутренний ресурс рано или поздно исчерпывается, ведь волонтеры – такие люди, для которых не существует сигнала «стоп». Именно тогда мы поняли, что с этим нужно работать. Поначалу работало сарафанное радио – люди узнавали о нас от знакомых, советовали обратиться. Потом мы создали страничку в facebook, сайт.

— Вот приходит к Вам человек, который нуждается в помощи, что дальше?

Cитуация такая: к нам обращается человек, описывает свою симптоматику. Здесь важно понять, чего он ожидает – вдруг ему важно было просто прийти и выговориться? Очень часто ему необходима индивидуальная терапия. В таком случае мы оговариваем, когда будем с ним встречаться и договариваемся о количестве сеансов. По окончании оговоренного числа встреч человек сам решает, нужна ли ему дальнейшая поддержка и помощь.

— Насколько трудно совмещать 2 дела, получается ли у Вас отстраняться от чужих проблем?

Конечно же, у нас есть основная работа – кушать нам за что-то тоже нужно покупать. Но это то дело, ответственность за которое я взяла на себя самостоятельно.

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев