Вы находитесь:

“Они не просто сверху прилепили провод с током, его завели мне внутрь, и внутри меня бил ток”: история мусульман, которым удалось сбежать от ФСБ в Крыму после пыток и угроз

Июнь 25, 2018 12:09 0 4326
Мы публикуем интервью с одним из пострадавших - Имбрагимджоном Мирпочаевым.

Зимой этого года семье Мирпочаевым удалось сбежать из Крыма, после того, как российское ФСБ в Крыму пытали их током, били, унижали и обещали изнасиловать жен.

Вы замечали, что вами интересуются сотрудники российских силовых структур в Крыму?

Приходили на работу какие-то люди, 2-3 раза в неделю. Было так, что утром возле ворот стояла машина, из нее меня снимали. Это подробно я стал замечать после событий 10 августа, после этих обысков. У нас просто открытая площадь была, как из дома выходили, чужие машины всегда замечаются. После обыска участились такие случаи, что чужие машины часто стали приезжать, наблюдать. Просто стоят под горой час-два, и потом уезжают.

Все началось с обыска в вашем доме?

10 августа 2017 года, как обычно, утром все спали,меня разбудила жена и говорит:”Вставай, у нас …”. Она подумала, что это полиция, а я только глаза открыл и смотрю на окно: там двое стоят в масках, с автоматами.

Мой отец рассказал, что не давал им входить в дом, т.к. там были женщины: моя жена и жена брата. Он вставал у двери и не давал им зайти. Но когда они вошли, никто не представился, никаких бумаг не показали, резко, мат на мате, орали: “Лежать всем, на пол”. В комнате было минимум 7-6 человек. Я сразу лег на пол, раздвинул ноги, руки, чтобы при сопротивлении не били. Форма у них была молочного цвета, не коричневый, светло-коричневый и пятнами зелеными камуфляж. Сзади и на руках было написано “ФСБ”, и был типа герб – такой знак, Федеральная служба безопасности России.

Вообще их было очень много, человек 50-60, я в шоке был: все в масках, все в форме, только 3-4 человека было не в форме: джинсы, футболка, и тряпочка привязана к лицу.

При обыске были люди, которые смотрели за действиями силовиков? Поняты?

У них были свои понятые при обыске. Отец еще спросил: “Почему у вас свои понятые? Почему ни соседей не позвали, никого не позвали?”.Человек, который всеми командовал, главный он был, он говорит отцу: “Твои соседи тебя знают, общаетесь, ходите друг к другу, они заинтересованные, поэтому у нас свои понятые”.

Они применяли силу при обыске?

На отца с младшим братом надели наручники и не выводили на улицу, они лежали в зале. Избивали всех. У моего брата сзади на спине были большие царапины, как будто ногами кто-то прошелся, и кровь шла. Он, оказывается, сопротивлялся, не давал в комнату зайти, его повалили на пол и ударили по спине ногами.

Детей и жен не трогали?

Дети зашуганы были, в углу сидели все, дрожали, мать сидела плакала, женщины плакали. Жена ко мне подходит, говорит: “Они меня тоже забирают, сказали одеться, готовиться, с вами поеду”. Я говорю: “Тебя-то зачем?” Она говорит: “Мою сумочку перевернули полностью, все, что было там, и нашли бумажку с дуа”.

Все люди были во дворе дома или на улице тоже стояли?

У нас теплица была, 30 м, вот в эти 30 м даже человек 10 стояло, в ряд, с автоматами, в масках, полностью был дом окружен. Я думал, только наш дом окружен, но они перекрыли весь поселок, не только наш дом и нашу улицу окружили, они, получается, все село окружили, будто мы какой-то Бен Ладен или террористы.

Было 35-50 машин, из них – 2 грузовика, которые ОМОНовцев перевозят, с решетками, 5-6 ФСБшных маршруток. И остальные в основном все легковые машины – минивены. Там до 50 машин, вся улица была забита. Если не ошибаюсь, там были 100 или больше человек. Все с автоматами были.

Потом нас вывели на улицу, погрузили в белую газель с затемненными стеклами, для того, чтобы не видно было внутри кто едет. Нас везли сначала в сторону Белогорска. Когда доехали до трассы, они свернули в сторону Симферополя. Возле братьев, отца и меня сидели сидели люди в маске, с автоматом.

Куда вас привезли?

Нас завезли в Симферополь. В районе гостиницы “Украина” они повернули налево. Тоже минуты две-три проехали и остановились. Посигналили, оказывается, они ждали, что ворота откроются. Минуты две посидели, ворота открылись, проехали на какую-то территорию. Нас выгрузили с машины, и т.к.у нас были мешки на головах, каждого за руку, завели в какое-то помещение. Шли по коридору, темно было, метров 50-70, повернули налево, завели в кабинет и положили прямо на пол.

Мы все вчетвером сидели на полу в масках, и рядом с нами разговаривали человека 3-4. Один из них говорил: “Это они террористы” и смеялся. Посидели минут 10 и меня отвели в другой кабинет.

В этом кабинете, куда меня привели, было от 5, может до 10 голосов. Меня посадили на стол, начали скотчем связывать ноги к столу, где я сидел, и руки загнули к спинке стола, тоже связали скотчем. У меня на голове был мешок, его прям до носа связали скотчем, сверху мешка еще скотчем стянули. Так стянули, что я носом не мог дышать, только ртом.

Там был первый удар в грудь.  Очень сильный, даже дышать какое-то время тяжело было, начал кашлять.  Потом начались удары по почкам.

Что вам говорили во время этих ударов? Если помните.

Спрашивали про моего брата. Как он пересекал границу Сирии, как попал в ИГИЛ. Я говорю: “Брат мой никогда не пересекал границ, никуда не ездил и мы не сторонники ИГИЛ”. Не знаю, сколько это продолжалось, я уже от боли просто отвечал “да-нет”, это долго продолжалось. Били очень долго, в основном по почкам и голове.

Они продолжали бить?

Избиение продолжалось все время, они угрожали, что приведут мою жену и будут насиловать ее у меня на глазах, если я не буду говорить то, что им хочется.

Я уже не чувствовал ног, голова до такой степени раскалывалась, что не соображал вообще. Не знал, что говорить. Что говорю даже не знал. Били долго. Потом опять вернулись к тому вопросу, как я выезжал за границу, как в ИГИЛ попал и сколько я там воевал и как вернулся в Крым из Сирии.

Я говорю: “Да не было такого, я никуда не выезжал”. После этого они прекратили избиения. Я дышал только ртом, и было очень тяжело дышать. Они уже начали надевать на голову пакет и стягивать шею,душили. 5-6 раз мне вот так надевали пакет и стягивали. Я потерял сознание, и упал.

Долго были без сознания?

Не знаю, сколько без сознания был. Когда в себя пришел, мне было невозможно дышать. Я начал кашлять специально, чтобы отдышаться как-то, чтобы воздух зашел в легкие. Один закричал “Что с тобой? Вставай, что случилось? На, воду попей”. Голова была закрыта, я руку протягиваю, чтобы воду дали. “Ах ты сука, специально”. И начал пинать уже. Воду не дали. Взяли за ногу и потащили уже в какой-то другой, наверное, кабинет или в тот же, не помню. Завели в кабинет, положили на живот на полу. Сняли шорты, все сняли. Руки закрутили назад, стянули скотчем очень жестко наверх. И ноги скрутили скотчем и начали говорить друг на друга, что изнасилуют.

Один крикнул: “Давай, включай!”. Мне в рот засунули тряпку, во рту я почувствовал ногу и меня начало бить током, очень сильно. Я начал орать, кричать. Они не просто сверху прилепили провод с током, его завели мне внутрь, и внутри меня бил ток. Когда вас трясет током - ощущения очень страшные. Начал кричать: “Все, остановите, скажу вам, что вы хотите”.

Они перестали пускать ток после этого?

Раз 6-7 меня еще подключили к току, потом сняли все эти провода, ногу развязали, срезали скотч, рука осталась, надели шорты, не надели, просто подняли, и вывели в коридор. Сказали: “Даем тебе 30 минут, подумай хорошо, если ты будешь говорить, как нам угодно, то мы с тобой зайдем в кабинет и поговорим спокойно. Если не будешь говорить, как нам хочется, то что нам нужно, тогда мы продолжим с тобой”. Вывели в коридор, я прислонился к стене и стоял там. Рядом со мной были один или два человека.

В этот момент я начал слышать голос брата моего.

Его тоже пытали?

Его завели после меня и начали пытать. Он все время кричал “хватит”. Буквально около 10-15 минут прошло и ко мне человек подошел, голос у него был один в один, как у человека, который у нас дома был, который главный. Он ко мне подошел, сказал: “Поблагодаришь брата, скажешь ему спасибо, что с тобой мы не продолжим больше”.

Я долго простоял в этом коридоре. От боли ничего не чувствовал. Попросился в туалет, специально, не хотелось в туалет, чтобы руки развязали, потому что их я просто не чувствовал, они очень сильно назад стянулись. С плеча рук не чувствовал вообще. Через 5-6 просьб меня отвели в туалет и срезали скотч. Из туалета слышал голос брата, как его пытают.

Пытки прекратились?

Потом меня завели обратно в кабинет. В этом кабинете было очень холодно, хотя и лето было, может, кондиционер работал, я замерзал там, дрожал. Скорее всего, подвальное помещение, чувствовалась сыростью. Просидел там несколько часов, потом вывели нас с братом и отцом в коридор. После этого не пытали.

Как вы вернулись домой?

Когда нас оттуда вывели, мы ехали 10-15 минут куда-то. На голове был мешок, поэтому не могу сказать куда точно приехали. Завели обратно в какой-то кабинет, держали за руку, снимали отпечатки пальцев. Потом завели в какие-то кабинетики небольшие, сказали, мне лично, что я могу снять мешок. Я как-то снял скотч, снял мешок, открыл глаза, там свет горел, столик небольшой и стул, где можно сидеть. Больше мест не было. И дверка, с окном, которое было закрыто. Там просидел минут 15-20, наверное. Потом подошел этот человек молодой, который с камерой у нас дома бегал, открыл это окно и сказал: “Надевай мешок”. Нас вывели оттуда и  сказали снять мешок.

“Вы поедете домой, не отключите телефоны, вы не поменяете симкарты”. - сказал нам один из них.

Сказал еще, чтобы всем мы в один голос отвечали, что нас отвезли в Симферополь, в ФСБ, пробили по базам, проверили документы по миграционной службе, взяли отпечатки и отпустили. Говорили, что теперь они наши покровители, что мы будем жить под ними, типа они будут нам помогать, если мы нигде не напишем, никому не скажем об этом, то мы будем работать на них.

Потом на отвезли и выбросили в районе поселка Зеленогорска, в лесополосе. Я упал, ноги не держали, самостоятельно тяжело было ходить. Отец с братом под плечо меня взяли и потащили, пешком где-то часа полтора мы добрались домой.

После этого поступали какие-то еще угрозы?

Нас не трогали полгода. Потом в одно воскресенье, мне позвонили на телефон, поднимаю – незнакомый номер: “Вас беспокоит ФСБ, завтра в 10 утра отправь своих братьев в район Москольца, в 10 утра тебе смской адрес вышлю, чтобы они с Москольца подошли к этому адресу”. Я говорю: “А других вариантов нет? Братья на работе, я на работе, отпроситься не вариант”. Время надо было протянуть, чтобы хоть понимать или попросить о помощи какого-то адвоката, чтобы вместе были. А тут резко получилось, в воскресенье вечером звонят и на понедельник утро вызывают.

На следующий день мы все же встретились. Они сказали, чтобы мы телефоны не отключали, симкарты не меняли, потому что они могут позвонить хоть в 2 ночи, хоть в 3, чтобы мы всегда были на связи, всегда отвечали на их звонки. Один из них принес бумаги, от 8 до 12 листов. Главный сказал: “Давай, подписывай бумаги. Подпишите -  уходите. Если он не подпишет эти бумаги, тогда вы все возвращаетесь на процедуры, с нами”. Бумаги был пустые, просто с полосками, как в тетради. Я подумал, что для нас выгодно подписать эти бумаги и уехать от них, потом уже думать, как уехать из Крыма.

На третий день после этого вызова мы выехали из Крыма

Как ваше здоровье сейчас?

После этих побоев спина вроде бы не болит, но почки ноют, особенно когда прохладно, по ночам голова болит, дышать тяжело становится. По ночам бывают, не всегда, что сны снятся, как будто тоже самое: люди в масках, заходят, связывают, забирают или я бегаю, убегаю, за мной гонятся в масках с автоматами, стреляют, что-то делают. Такие сны часто снятся, просыпаюсь, долго в себя прихожу, потому думаю, что хорошо, что это был сон. Потом минут 5-10 прихожу в себя, вроде нормально, проходит.



Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев