Вы находитесь:

Что значат ООН и Международный уголовный суд для возвращения Крыма?

Ноябрь 18, 2016 12:39 0 2749 Евгения Андреюк
Все международные механизмы и организации – это только инструменты, которые могут нам помочь, а могут и не помочь. Резолюции, решения и доклады бессмысленны без нашей собственной четкой позиции во внешней и внутренней политике.

15 ноября сразу две международные новости были радостно встречены украинским обществом и политическим истеблишментом - признание Международным уголовным судом (далее – МУС) аннексии Крыма вооруженным конфликтом между Украиной и Россией, и принятие резолюции ООН по Крыму. Петр Порошенко заявил о большой дипломатической победе.

На самом деле, Международный уголовный суд не принимал решение, более того, суд еще не начал рассматривать ситуацию в Украине. 15 ноября был опубликован отчет прокурора МУС о предварительном расследовании ситуации в Украине на основании предварительного анализа фактов, поданных неправительственными организациями. Резолюция по Крыму была принята не ООН, а Третьим комитетом Генеральной Ассамблеи. Это документ через месяц будет предоставлен на рассмотрение Генеральной Ассамблеи, и если будет утвержден, то только тогда станет резолюцией ООН, имеющей рекомендательный характер.

Бурная реакция внутри Украины на решения международных организаций напоминает постоянный поиск подтверждения собственной правоты. Мы радуемся, что на нашей стороне ООН, ПАСЕ, МУС, а вместе с ними и правота. Мы возлагаем на НИХ решение, что же НАМ делать с оккупированными территориями. А что делать, если Генеральная Ассамблея ООН не проголосует за резолюцию в декабре или МУС не начнет рассмотрение ситуации в Украине? Что если США с избранием Трампа резко поменяют свою политику касательно российско-украинского конфликта? В нашей внешней политике нам крайне не хватает собственной позиции.

Международные организации не создают реальность, но только отражают ее. Прокурор МУС просто применяет нормы международного права. Статья 2 Женевских конвенций 1944 устанавливает, что оккупация, даже не встретившая сопротивления, является международным вооруженным конфликтом. У прокурора МУС нет никакой особой позиции, он просто применяет существующие правила.

ООН и ПАСЕ, в свою очередь, – это политические форумы, которые не принимают решений о статусе, но отражают позиции участников переговоров. Результаты вчерашнего голосования в Третьем комитете Генеральной ассамблеи не внушают особого оптимизма – воздержавшихся стран, больше чем проголосовавших «за» (76 против 73), и еще больше двух десятков стран не присутствовали на заседании. Из 73 стран, проголосовавших «за», 41 были авторами резолюции – т.е. это наши постоянные международные партнеры. Таким образом, мы смогли «убедить» немногим больше 30-ти стран. Нет ничего удивительного в позиции Беларуси, Армении и Казахстана. Позиции этих стран не были известны до вчерашнего дня. Наоборот, большое количество воздержавшихся стран Африки, Азии, Ближнего Востока, у которых пока нет сформированной позиции - пространство для необходимой срочной дипломатической работы.

Все международные механизмы и организации – это только инструменты, которые могут нам помочь, а могут и не помочь. Резолюции, решения и доклады бессмысленны без нашей собственной четкой позиции во внешней и внутренней политике.

Несмотря на политизированность, международная система дает простое основание для этой позиции. Согласно международному праву военная оккупация всей или части территории другого государства является агрессией и запрещена в любых формах. Какие бы решения не принимались на политическом уровне, какие бы политики не высказывали свои мнения, и сколько бы делегаций не ездили в Крым, это все не изменит незаконности аннексии. Вне зависимости от решения политических форумов, Украина должна руководствоваться правом, и использовать правовые механизмы на международном уровне. Вместо многочисленных обращений в различные международные органы с нарушениями прав человека, следует использовать международное гуманитарное право, и подавать претензии в Международный суд ООН. Любое заявление Украины должно начинаться с того, что мы находимся в международном вооруженном конфликте с РФ, что на оккупированных территориях применяется гуманитарное право и что российский контроль является временным и не изменяет украинского суверенитета над Крымом.

Однако эти заявления будут оставаться пустыми словами, без системной и актуальной политики де-оккупации. Ни ООН, ни ОБСЕ, ни ПАСЕ не сделают этого за Украину, и худшим вариантом является международный протекторат над Крымом. Политика де-оккупации начинается с простых вещей и заботы о гражданах Украины, проживающих в Крыму – с нормализации порядка въезда/выезда и снятия таможенных ограничений с физических лиц, с упрощения процедуры восстановления паспортов и введения административной процедуры для подтверждения фактов гражданского состояния, с льготных условий для поступления в ВУЗы на материке, с создания продовольственных хабов в приграничных районах, поддержки СМИ, учреждений образования и общественных организаций, вынужденных переехать на материк в результате оккупации и других мер.

Чем скорее мы поймем и примем, что де-оккупация зависит только от нас, тем скорее будет восстановлена территориальная целостность.

Оригинал: Новое Время

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев