Вы находитесь:

Метод

Февраль 09, 2016 17:09 0 3762 Артем Лаптиев, QirimInfo
Как ФСБ зачищает Крым.

После оккупации украинского полуострова перед Российской Федерацией возникла новая задача – сделать Крым российским. У Кремля было два пути. Первый – успешной экономической политикой показать крымчанам, что Россия может дать полуострову все то, что за годы независимости не смогла  предоставить Украина. Второй – попросту устранить всех несогласных с оккупацией полуострова. Кремль выбрал последний вариант, а инструментом для достижения своих целей — Федеральную Службу Безопасности.

Российское ФСБ имеет славу одной из самых эффективных спецслужб в мире. Такая слава частично осталась еще от советского КГБ. При поддержке российского правительства, ФСБ имеет полный спектр возможностей, который выходит далеко за пределы российского законодательства и международных норм права. Исчезновения, допросы, угрозы, психологическое давление – далеко не весь список, которым могут «похвастаться» спецслужбы.

 

 Крымская зачистка

Несомненно, одна из основных целей ФСБ в Крыму — подавить антиоккупационные настроения. И речь идет не только о точечном репрессировании несогласных. Гораздо важнее – контролировать всеобщее настроение крымчан.

По мнению эксперта Александра Скипальского, в глазах российских спецслужб Крым — это новая территория, которая должна в первую очередь подлежать полной перезагрузке. Скипальский прекрасно знаком с работой спецслужб — в свое время он возглавлял Управление военной контрразведки СБУ, Главное управления разведки Минобороны, а также был заместителем председателя СБУ.

— В спецслужбах это называется «зачисткой». То есть, речь идет о полной ликвидации тех сил, которые остались. Уничтожении проукраинских и крымскотатарских организаций, не воспринявших оккупацию их исторической родины, - говорит Скипальский.

Наличие проукраинских настроений в Крыму для государства-оккупанта является крайне опасным, и в России это понимают. Скипальский уверен, что российские спецслужбы будут пресекать проявления таких настроений.

— Вспомните, как было в истории, какое количество людей в Западной Украине было истреблено, вывезено или же погибло в лагерях. Ничего нового со стороны российских спецслужб в крымском подходе не будет. Украина и проживающее там население должны осознавать, что мы сегодня боремся с хищной, высокопрофессиональной машиной тотального принуждения, - отмечает Александр Скипальский.

Эксперт считает, что определенный успех в глобальной войне за разум крымчан имела и информационная агрессия Кремля против своего народа, в результате которой оккупанты получили поддержку среди населения собственной страны. Как известно, на полуострове российское телевидение также имело особую популярность.

Директор словацкой медиа-мониторинговой организации MEMO 98 Расто Кужел напоминает, что у пропагандистов всегда есть конкретная цель.

— Они формулируют коммуникационный посыл, который направлен на большую группу людей с целью вызвать определенную реакцию и предложить только одно объяснение случившегося. Пропаганда подразумевает укрепление существующих убеждений, изменение восприятия, активизацию эмоциональной реакции или провоцирование определенного поведения, - говорит медиаэксперт.

В 2015 году Кужел провел мониторинг основных российских телеканалов. Он отмечает, что российская пропаганда использует разные манипуляционные техники: некорректное использование изображений и звука, псевдо-разнообразие мнений, не разделение комментариев от личностных суждений автора, апелляции к страху, демонизация врага, отсутствие открытости и достоверности источников, выборочное освещение событий, упущение определенной информации, навешивание ярлыков и стереотипов, нечеткость, повторения и преувеличения, некорректное освещение событий и ложь и т.д.

Эксперт отмечает, что использование этих техник было направлено против Украины и Запада.

— Это все делалось, чтобы показать «несостоятельность Украины как независимого государства», разоблачить «агрессивные планы Запада, в частности США» и обосновать борьбу россиян в Украине за «исконно русские земли», - добавляет Кужел.

  

Красный — отрицательно, зеленый — положительно, серый — нейтрально.

Источник: Western plot against Russia? (Monitoring of Russian TV channels in 2015: Final report)

 Симферополец Владимир (фамилии не указываем по просьбе собеседника, – ред.) вспоминает, что в районе, в котором он проживает, в короткие сроки удалось создать атмосферу ненависти между жителями с про- и антиоккупационными настроениями.

— Люди, живя рядом друг с другом, начали верить в вещи, о которых раньше даже подумать не могли, - удивляется Владимир.

А в какой-то момент, отмечает он, простые люди начали панически боятся проукраинских местных жителей, которые на самом деле никаких агрессивных действий не предпринимали. 

 

 Допрос как стандартный метод давления

Вызовы на допросы в оккупированном Крыму стали обычным явлением. Допрашивают не только людей, несогласных с оккупацией, но и членов их семей, которые, по большому счету, не имеют ничего общего с деятельностью «подозреваемых». Мать главы ЦК АЗОВа Станислава Краснова вызвали на допрос из-за того, что ее сын воевал в добровольческом батальоне и публично выступает против оккупации полуострова. ФСБ наведывалось в дом родителей члена Меджлиса Эскендера Бариева, вызывали на допрос сына главы фонда «Крым» Ризы Шевкиева и.т.д.

Побывать на приеме у ФСБшника означает, что вы уже оказались в списке и спокойной жизни пришел конец. Как утверждает Александр Скипальский, задержание человека, надевание на него наручников, даже если и не хотят посадить — это «специальный метод» спецслужб, средство для морального давления. Цель проста — запугать, сломать психологически, заставить признать свою «вину». Проводя параллели в треугольнике СБУ-КГБ-ФСБ, эксперт указывает, что этот метод традиционен не только для российских спецслужб, но и для украинских.

—У нас в правоохранительных органах, особенно в системе внутренних дел, есть такие проявления, когда человека ломают. И он, будучи даже невиновным, признает свою вину и несет за это ответственность. И только впоследствии заявляет, что он не виновен и его засудили, - говорит Скипальский.

Надломить психологию человека, которого вызвали на допрос, довольно легко, считает практикующий врач-психолог Галина Мойсик. По ее мнению, это возможно в том случае, если человеку есть, что терять, особенно если это касается родных и близких допрашиваемого. Такие люди ведут себя менее рискованно, менее вызывающе только ради того, чтобы уберечь от бед своих близких.

Мойсик приводит в пример случай из практики, когда ее пациент, будучи в плену, подвергался пыткам со стороны «неизвестных». Одновременно с ним в плену находился и другой мужчина. Двое пленных вели себя абсолютно по-разному. Один из них был спокоен и шел на контакт с захватчиками, другой, наоборот, вел себя вызывающе. Разница между ними была только в том, что у первого была жена и дети, а второй был холост.

 

 

 Под дудочку ФСБ

Несомненно, происходящее сегодня в оккупированном Крыму, не продиктовано активностью одной лишь ФСБ. Российские спецслужбы используют широкий спектр методов давления, привлекая другие системы правоохранительных органов. Громкие дела, показательные суды, активные действия крымской прокуратуры или полиции также могут оказаться инструментом для достижения целей ФСБ.

Скипальский отмечает, что крымскую «прокуратуру» не стоит рассматривать как отдельный, самодостаточный орган. По его мнению, ни Наталья Поклонская, ни другие предатели, перешедшие на сторону оккупантов, ничем на полуострове не управляют. Эксперт заверяет, что главным координатором всех действий силовиков на полуострове, безусловно, является ФСБ, которая уже имеет разработанные инструкции по подавлению неугодных настроений, а их действия, в свою очередь, юридически прикрывает «прокуратура» Крыма.

— Ими управляет государственная машина и все правоохранительные органы работают по единому замыслу, — говорит он.

Единственный момент, уточняет Скипальский, когда «прокуратура» может проявить свою самостоятельность — это случаи зверства, которые наберут такого размаха, что выйдут за пределы «человеческой цивилизации». Например, во времена СССР советская прокуратура сталкивалась со зверствами или убийствами невинных – и тогда находились отдельные честные прокуроры, которые находили способ не совершать незаконных действий или докладывали о них высшему руководству.  Эксперт предполагает, что такие случаи могут происходить и в оккупированном Крыму, но, тем не менее, это может быть исклбчением, а не правилом.

Инструментом давления российских спецслужб могут оказаться и местные власти. Крымчанин Владимир, узнал о том, что к нему могут прийти в «гости» российские спецслужбы от местного чиновника. Через сотрудника, который работал при украинской и продолжает свою деятельность при новой «власти», российские спецслужбы передали Владимиру, что если он не перестанет активно выражать свою гражданскую позицию, то к нему придут с обыском. В итоге дом крымчанина обыскали и несколько раз вызывали на допрос.

Кроме прямого воздействия на «неугодных», за последние годы на полуострове участились «посягательства со стороны неизвестных». К примеру, в июле 2014 г. неизвестные сожгли дачный дом архиепископа Украинской православной церкви Киевского патриархата Климента в селе Мраморном Симферопольского района. Месяц назад сгорел автомобиль председателя меджлиса Дмитровки Советского района Крыма Энвера Вейсова.

Скипальский не перекладывает на ФСБ вину за все случаи давления на граждански активных людей. Кроме них в Крыму работает и Главное разведывательное управление РФ, которое во многом подменяет ФСБ. Не исключена и инициатива простого населения. Но при всем этом эксперт отмечает, что общая картина, сложившаяся в Крыму, весьма похожа на почерк ФСБ.

При этом Александр Скипальский уверен, что России никогда не удастся сломить антироссийские настроения в Крыму. В свою очередь, Галина Мойсик предполагает, что это скорее произойдет с помощью мягкого и постепенного «закаливания» людей через телевидение, чем грубыми руками российских спецслужб.

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев