Вы находитесь:

Из цветущего курорта в радиоактивную пустыню

Март 28, 2019 12:59 0 829
Крым – неотъемлемая часть Украины. Это не просто политический лозунг. За 5 лет аннексии полуостров постепенно приобретает свой первозданный вид до открытия Северо-Крымского канала - засушливая степь с солончаковыми образованиями. Бездумная добыча природных ресурсов из недр нанесла колоссальный вред хрупкой экосистеме Крыма. Эксперты сходятся во мнении – без Днепра Крым не выживет. Кроме того, в августе 2018 года халатность оккупационных властей привела к экологической катастрофе в Армянске. Повторить его судьбу рискует Керчь. Если разрушительные процессы не будут остановлены, совсем скоро некогда плодородный курортный полуостров станет непригодным для жизни и изменится до неузнаваемости.

  

Проблема отсутствия пресной воды всегда стояла для Крыма довольно остро. До 1954 года пригодными для проживания и ведения сельского хозяйства были в большей степени предгорные территории, которые снабжались водой, накапливаемой за счет атмосферных осадков в крымских горах. Ввод в эксплуатацию Северо-Крымского канала в середине 50-х остановил капиллярное засоление почвы. Год за годом воды Днепра омывали грунт, консервируя соль на более низких пластах, что создавало благоприятные условия для земледелия. Головной расход Северо-Крымского канала - 300 кубов в секунду, это 5 железнодорожных цистерн по 60 тонн. Фактически Украина на 85% обеспечивала полуостров пресной водой.

Однако после аннексии Крыма в 2014 году поставка воды из Днепра была прекращена. Это во многом поставило под удар сельское хозяйство полуострова, которое приносило немалый доход в бюджет и обеспечивало население рабочими местами. До аннексии орошались порядка 300 тысяч гектар пашен из 1 млн 200 тыс гектар. Это практически треть посадок. Пострадали наиболее влаголюбивые и прибыльные культуры, такие как рис, соя и кукуруза. Жители севера Крыма не могут полноценно вести сельское хозяйство, на поверхности земли появляются солончаки. Пытаясь выйти из положения, оккупационные власти вынуждены бурить скважины для добычи артезианской воды, но ее запасы стремительно иссякают, подземные водные горизонты засоляются. В Первомайском, Раздольненском, Советском, Черноморском, Сакском, Кировском, Симферопольском и Красноперекопском районах добыча воды из скважин и вовсе не представляется возможным, так как засолены даже глубинные слои. 26 февраля, во время 5-го международного форума «Захваченный Крым: 5 лет сопротивления», первый заместитель министра Украины по вопросам временно оккупированных территорий Юсуф Куркчи заявил, что порядка 20% крымчан не имеют доступа к качественной питьевой воде в том объеме, который необходим для потребностей человека в 21 веке.

В 2018 году в социальных сетях поднялась волна жалоб жителей полуострова на качество воды, которая поступала из централизованного снабжения - ржавая, соленая, в некоторых городах даже с водорослями.

 
 


 

 

Помимо граждан, высокую потребность в пресной воде испытывают крупные химические предприятия («Крымский Титан», «Крымский содовый завод» и «Бром»). Экологи в среднем подсчитали, что при условии возобновления подачи воды из Днепра, для восстановления водного баланса почвы потребуется около 10-15 лет.

Доведенные до отчаяния высшие чины оккупационной власти предложили действовать кардинально — обратиться за помощью к небесной канцелярии.  Гендиректор «Воды Крыма» Владимир Баженов призвал молиться Богу: «Евреям надо идти в синагогу, мусульманам – в мечеть, православным – в церковь. До перекрытия Северо-Крымского канала до 70% питьевого водоснабжения мы обеспечивали за счёт днепровской воды. Посчитайте, мы остаёмся без этой воды пятый год и живём за счёт своих собственных ресурсов. <…> На Водном конгрессе в Москве учёные говорили о том, что будут искать здесь воду подземную, надземную, опреснительные установки ставить. Пусть делают что угодно, лишь бы была вода. Но это уже не в моей компетенции. Чтобы понимали, нам дают исходную воду, и ГУП («Воды Крыма» – ред.) делает её питьевой, а будет исходная вода – мы её в питьевую превратим».

Однако всерьез о проблемах водоснабжения полуострова заговорили только в конце 2018 года в разрезе реконструкции Северо-Крымского канала. На момент написания материала, стало известно, что эксперты де-факто Крымского филиала Главгосэкспертизы РФ выдали положительное заключение по итогам проведения публичного технологического и ценового аудита инвестиционного проекта первого этапа строительства и реконструкции объектов Северо-Крымского канала. Проект подразумевает под собой строительство насосной станции, бетонной и грунтовой плотин, трубопроводов и позволит якобы снять инфраструктурные ограничения и улучшить водоснабжение Армянска, Красноперекопского, Джанкойского и Нижнегорского районов Крыма. На реализацию проекта в 2019 году выделено 463 млн рублей.

Фото: Северо-Крымский канал в 2018

Однако российский независимый эксперт, кандидат геолого-минералогических наук Юрий Медовар в комментарии Qiriminfo раскритиковал идеи де-факто властей Крыма касаемо водоснабжения полуострова:

«Сейчас есть три предложения по снабжению Крыма водой. Первое - построить дамбу и изменить направление течения рек (с севера на юг), русло которых проходит рядом с каналом. По идеи оккупационных властей, вода при этом должна пойти по руслу Северо-Крымского канала. Но в этом случае весь север Крыма останется без воды. Второе - перебрасывать воду из водозаборов (система скважин для добычи пресной артезианской воды, – ред.). Это дорогое удовольствие. Артезианская вода пригодна для питья, пускать ее по каналу для технического использования – это безумие. Третья идея состоит  в том, чтоб опреснять солоноватые подземные воды. Это колоссальный расход электроэнергии для обслуживания опреснительных сооружений».

Эксперт также добавил, что плохое опреснение может привести к серьезным заболеваниям сердечно-сосудистой системы.

В режиме ЧС: трагедия Армянска

Дефицит пресной воды в конце лета 2018 года привел к химической катастрофе на севере аннексированного полуострова. На заводе по производству диоксида или двуокиси титана (TiO2) «Крымский Титан» произошел выброс ядовитых химикатов. Дело в том, что отходы производства после обработки ильменитового концентрата серной кислотой сбрасывались в специальный кислотонакопитель (42 квадратных километра), где их разбавляли большим объемом воды. Под воздействием солнца, вредоносные вещества практически незаметно испарились. До оккупации вода поступала в кислотонакопитель из Днепра через Северо-Крымский канал в необходимом объеме, однако, в 2014 году Украина прекратила поставки пресной воды, что со временем привело к пересыханию отстойника и выделению в воздух сернистого ангидрида (SO2) с превышением допустимой нормы в 5 раз. 24 августа 2018 жители Армянска почувствовали резкое ухудшение самочувствия и запах серы. Все металлические предметы покрылись ржавчиной и липкой коричневой слизью. 9 сентября де-факто власти заявили о временной остановке работы завода до выяснения обстоятельств и ликвидации последствий. Из Армянска эвакуировали свыше 5000 человек, половина из которых дети. Кроме того, от выбросов химических веществ пострадала также прилегающая Херсонская область. 37 пограничников ГПСУ, служивших на КПВВ «Каланчак», отравились ядовитыми парами. Позже из опасного региона эвакуировали детей школьного и дошкольного возраста.

Видео: кислотоотстойник завода Титан, Армянск 30.08.18

Чрезвычайное положение в городе ввели лишь 14 сентября, после второго, более мощного выброса химических веществ. Закрыть опасное производство оккупационные власти не решились. Во-первых, «Крымский Титан» градообразующее предприятие, на нем трудоустроено практически 5000 жителей. Во-вторых, это крупнейший плательщик налогов. 22 октября завод снова возобновил работу. Экологи сходятся во мнении: за такой короткий срок существенно модернизировать опасное производство невозможно. Вероятно, были приняты лишь экстренные меры по снижению угрозы выбросов химикатов. Позже, де-факто глава Крыма Сергей Аксенов заявил, что ликвидация загрязнений воздуха в Армянске обойдется собственникам «Крымского Титана» в 700 млн рублей. В частности, планировалось бурение нескольких скважин глубиной 250 метров, для снабжения кислотонакопителя водой объемом 12 тысяч кубометров в сутки. Однако здесь кроется другая опасность. Артезианская вода - это неприкосновенный запас полуострова, который не рассчитан на промышленные объемы потребления. В связи с этим, теоретически существует риск повторения августовского сценария. За счет чрезмерной выкачки артезианской воды, срабатывают напоры водоносного горизонта, падает внутрипластовое давление и происходит подтягивание солоноватых вод, что может вызвать непредсказуемую химическую реакцию при взаимодействии с химикатами в кислотонакопителе.

Сам завод нес собой угрозу еще с момента открытия (1971 год) из-за неприемлемого для условий Крыма способа утилизации химических отходов. По сути, технологический процесс вредного производства был адаптирован только к условиям функционирования в составе Украины, с использованием большого количества пресной воды. С 2000 года завод перешел под контроль компании Group DF Дмитрия Фирташа, однако после аннексии полуострова олигарх изменил структуру управления предприятием, и в октябре 2014 Group DF передала ЧАО «Крымский Титан» российскому дочернему предприятию ООО «Титановые инвестиции» в долгосрочную аренду.

Фото: Крымский Бандеровец. Армянск 2018

В начале марта жители севера Крыма вновь почувствовали запах химикатов. Де-факто «Крымское отделение по гидрометеорологии» в своем еженедельном отчете подтвердило, что с 4 по 11 марта 2019 в Красноперекопске концентрация хлористого водорода превысила норму в 4,4 раза, а в Армянске в воздухе выявили в 1,8 раза больше, чем должно быть фтористого водорода. Оккупационные власти внятных обоснований загрязнения воздуха не приводят.

Керчь = Чернобыль?

Повторить токсичную «судьбу» Армянска может и Керчь. Город на грани экологической катастрофы из-за разработки песка из дамбы Нижне-Чурбашского хвостохранилища,  расположенного между поселком Гороевское и судостроительным заводом «Залив». Хвостохранилище - это гидротехническое сооружение, которое активно использовалось с 1968-1994 гг. для сброса и хранения ядерных отходов обогащения руд Камыш-Бурунского железорудного комбината. Во избежании утечки вредоносных веществ в окружающую среду, в советские годы была возведена дамба. Она впоследствии и стала главным объектом интереса компаний  ООО «Ген Инвест» и ООО «Магистраль», которые на основании договора с АО «Камыш-Бурунский железорудный комбинат» (предприятие-банкрот) с 2016 года проводят выемку токсичного песка из дамбы. Разрушение гидросооружения грозит техногенной катастрофой. По результатам количественного химического анализа проб песка дамбы, содержание сурьмы превышено в три раза, фосфора в 341, железа в 370. Особое внимание экологи обращают на концентрацию хрома и мышьяка – в 1420 и в 500 раз соответственно. Площадь участка выемки песка составляет 64 288 квадратных метров (длина – 860 м, ширина – 75 м). 5 мая 2017 года де-факто Керченский городской суд вынес определение о запрете изъятия песчаных пород на участке, прилегающем к обводному каналу Нижне-Чурбашского хвостохранилища. Однако незаконные работы ведуться по сей день. Де-факто власти Крыма закрывают на это глаза.

Фото: Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещённых лиц Украины

Крымские экологи сходятся во мнении – в случае прорыва дамбы, полуостров ожидает трагедия, сравнимая с масштабами аварии на Чернобыльской АЭС. В этом случае ядовитые отходы в смертоносной дозе попадут в воды Черного моря, подхваченные течением распространяться на сотни километров, что приведет к гибели флоры и фауны. Также стоит отметит, что в случае прорыва дамбы и последующей за этим экологической катастрофы, речь может идти о совершении международного преступления. Римский Статут международного уголовного суда, юрисдикцию которого признала Украина, не содержит отдельного положения об экологических преступлениях. Тем не менее, экологическая катастрофа, спровоцированная действиями отдельных личностей, и повлекшая за собой, например, истребление или насильственное перемещение гражданского населения, может квалифицироваться как преступление против человечности или военное преступление, если речь идет о вооруженном конфликте или оккупации. Уже сейчас атмосферные осадки выталкивают яды через частично разрушенное гидросооружение, что загрязняет почву прилегающих жилых территорий и воды акватории Черного моря. Ежедневно грязь от промывки зараженного песка сливается в канал, который соединен с городским пляжем. Кроме того, зараженный песок при транспортировке сыпется на дорогу, загрязняя воздух Керчи мышьяком. Жители села Приозерного, которое находится в непосредственной близости к хвостохранилищу, уже жалуются на обострение хронических заболеваний дыхательной системы и глаз, аллергию и рецидивы на коже. Местные жители на условиях анонимности рассказали, что оккупационные власти использовали зараженный песок в строительстве Керченского моста, социальных учреждений и обустройстве детских площадок.

Видео: добыча песка из защитной дамбы Нижне-Чурбашского полигона

2 февраля 2019 Прокуратура АРК открыла производство по признакам уголовного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 240 УК Украины (нарушение правил охраны или использования недр).

Разумеется, экологических проблем в Крыму гораздо больше, все они взаимосвязаны. Надо понимать, что когда  Крым вернется под юрисдикцию Украины, должны быть разработаны комплексные программы для ликвидации этих экологических последствий. На протяжении пяти лет оккупационные власти концентрировались на финансовой наживе, гонке вооружений, демонстрации имперских амбиций, милитаризации полуострова, подавлении нелояльного населения, но природу подчинить им не удалось.  Халатность оккупационных властей в ближайшем будущем может привести к фатальным последствиям, и, вполне возможно, через пару лет Крым мы не узнаем.

 

 

Поделиться в соцсетях:
Додати коментар
0 комментариев